КОММЕНТАРИИ
В погонах

В погонахАнатомия протеста-3

1 ФЕВРАЛЯ 2013 г. ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА

ИТАР-ТАСС
До редакции «Новой газеты» давно уже доходили слухи, что в следующей «Анатомии протеста» «Новой газете» будет уделено большое внимание.

Подготовка к съемке, похоже, ведется с размахом.

26-го декабря редакция «Новой газеты», располагающаяся по адресу Потаповский пер, д.3 (запомним это место), отмечала новогодний корпоратив в соседнем здании — в баре по адресу Потаповский, д.5.

Отмечали c трех часов дня (запомним это время). Оттопырились славно. Корреспондент «Новой» Андрей Сухотин вместе с Юлией Полухиной, адвокатом Леонида Развозжаева Чанидзе и другом этого адвоката после корпоратива еще зашли в редакцию. Где-то в 23.30 они вышли из здания, повернули направо, к Архангельскому пер., и пешком направились в ночной клуб, куда и прибыли все вместе, вчетвером, через сорок минут, пройдя по дороге, как несложно догадаться, мимо десятков камер наблюдения, подтверждающих их маршрут.

28-го декабря (то есть накануне Нового Года, когда российские менты, и без того не склонные расследовать мелкие преступления, и вовсе погружаются в нирвану) в здании «Новой» появились один за другим 3 (три) мента в разных чинах, а с ними некто Андрей Вишняков и его адвокат.

Г-н Вишняков заявил, что вечером 26-го числа в 23.50 у Потаповского пер, д.7 (расположенного в квартале от «Новой» и в противоположной стороне относительно Архангельского переулка) его ограбила и избила компания из двух женщин и двух мужчин, один из которых был журналистом «Новой Газеты».

Менты, адвокат и Вишняков стали ходить по редакции «Новой», желая опознать грабителя. Глаза у Вишнякова странно блестели, моторика часто менялась. Видимо, поэтому на вопросы сотрудников «Новой» за Вишнякова обычно отвечала адвокат. Она же, складывалось впечатление, командовала ментами.

Тут возникает несколько вопросов.

Вопрос первый

Как гражданин Вишняков оказался в полночь в Потаповском переулке? Он там живет? Шел в гости? Из гостей? Был в ресторане? С кем-то встречался?

Гражданин Вишняков, согласно его собственным объяснениям, в Потаповском оказался так: в 6 часов вечера он сел в метро на станции «Университет», чтобы ехать домой в «Кузьминки», однако по дороге захотел пописать и вышел на станции метро «Красные ворота» (через «Красные ворота» от «Университета» до «Кузьминок» доехать невозможно). Пописав, он бродил пять с половиной часов по округе, ища станцию метро, и в 23.50 оказался в Потаповском переулке около дома 7.

Тут сразу две неувязки. Первая из них заключается в том, что бродить в районе бульваров пять с половиной часов, не встречая станции метро, невозможно. Зато возможно пять с половиной лишних часов отмечать корпоратив. Корпоратив в «Новой» начался в 3, закончиться, стало быть, должен был к 7-ми. Логично предположить, что заказчики провокации наказали своему агенту быть на месте около семи — он прибыл, и ему пришлось пять с половиной часов ошиваться на морозе, потому что ребята после корпоратива пошли отмечать еще и в редакцию. Думаю, что будь на то у ментов желание, то и биллинг, и камеры в Потаповском подтвердили бы это предположение — что Вишняков где-то с семи ошивался у бара «Тема» (Потаповском, д.5), время от времени названивая заказчикам.

Вторая неувязка заключается в том, что, как я уже говорила, выйдя из редакции, Сухотин и его друзья пошли не туда, где они якобы избили Вишнякова, не к Потаповскому, д.7, т.е. налево, а к Архангельскому переулку, т.е. направо, что подтверждается многочисленными записями видеокамер, висящими в переулке и имеющимися в распоряжении «Новой газеты».

Примечательно при этом, что некоторые записи менты забрали и, видимо, стерты. Кстати, на Потаповском, д.7 тоже висит видеокамера, а соседнее здание принадлежит ФСБ. Совершенно непонятно, почему менты (уж если они накануне Нового года так рьяно взялись расследовать преступление против странного гражданина, который утверждает, что он писал пять с половиной часов) вместо того, чтобы изъять записи видеокамер, которые покажут, что произошло с Вишняковым на самом деле, стали ходить по «Новой газете» и требовать выдать им все личные дела сотрудников.

Вопрос второй

Интересно, а как Вишняков понял, что его ограбил журналист «Новой»? Ему что, удостоверение предъявляли?

На это наш герой сообщает, что он на следующий день в 14.00 пришел в Потаповский, надеясь найти обидчика, и увидел Сухотина, заходящего в здание «Новой газеты».

Тут сразу две неувязки. Во-первых, Сухотин был 27-го в «Новой», но пришел он туда только в 6 вечера. Тут Вишняков врет. Во-вторых, в здании, кроме «Новой», располагаются еще две организации. Как Вишняков определил, что человек, которого он никак не мог увидеть в два часа дня, работает в «Новой», а не, например, в ГИБДД?

Вопрос третий

И менты это стали расследовать?!! Ночью, в праздничный день, к ним приходит человек с меняющейся моторикой и странным блеском в глазах, который заявляет, что ехал домой в Кузьминки да вышел пописать на «Красных воротах», где через 6 часов его ограбили. От предложения «снять» побои он отказывается (заявляет, что «снимет» их по месту жительства) — и менты в предпраздничные дни начинают ходить табунами в «Новую»? Не предъявляя, как я уже сказала, записей видеокамер, которыми Потаповский буквально нашпигован, но зато требуя от «Новой газеты» личные дела ее сотрудников?

Что это? По моему предположению, как я уже сказала выше, это значит, что будет сниматься «Анатомия-3».

О том, что «Новая газета» в три начнет отмечать корпоратив, узнать было несложно, при том уровне внимания, который ей уделяется. Дальше вызвали агента, он подошел к 7-ми, еще пять часов дожидался, мерз, стоял не там, может, вообще на все забил (у нас деньги на подобные мероприятия разворовываются нещадно, и в результате исполнение поручается таким людям, которые не стоят и рубля), но, с другой стороны, какая разница? На фильм хватит.

И анонимные творцы следующей «Анатомии», стоя на фоне заснеженного дома номер 7 в Потаповском, произнесут фразу приблизительно следующего содержания: «26-го декабря работники «Новой газеты» отмечали корпоратив. После корпоратива четверо подвыпивших молодых людей отправились праздновать дальше в ночной клуб. О том, что случилось потом, лучше всего расскажет потерпевший Андрей Вишняков».

И дальше синхрон Вишнякова. «Я обратился к девушке с вопросом: «Как мне пройти в метро?», и тут парень, стоящий у нее за спиной, протянул через нее руки и стал меня душить… Они били меня, прыгали на мне… Обе девушки (Вишняков утверждает, что его били также две девушки, хотя в компании была одна, видимо, люди, наблюдавшие за компанией, были так далеко, что не сообразили, что это не две пары, а три парня и девушка — прим. Ю.Л.) тоже меня били…»

Все это было бы смешно, если бы не маленькая деталь: Андрея Сухотина по доносу Вишнякова задержали. Его посадили в камеру на 48 часов; менты ласково объяснили ему, что «как первоходу дадут года два, не больше». Собирались задержать и Полухину.

То есть на этот раз неизвестные авторы непечатных шедевров перешли ту грань, за которой кончается клевета и ложь и начинается прямая уголовщина, ибо фабрикация уголовных дел есть уголовная статья.

На фото: Россия. Москва. 21 декабря. Шеф-редактор "Новой газеты" Сергей Соколов (слева) со 100 тысячами подписей, собранными читателями газеты против "закона Димы Яковлева", у приемной Госдумы РФ. Фото ИТАР-ТАСС/ Евгений Фельдман / Новая газета

Версия для печати
 



Материалы по теме

Редакцию «Новой газеты» приговорили // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Прямая речь //
Прямая речь //
В блогах //
Итоги недели. Хунту заказывали? // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Закон фрайера // ВЛАДИМИР НАДЕИН
Где кончается Путин? // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Поездка в лес // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Внук за деда не отвечает // АНТОН ОРЕХЪ
Итоги недели.
Путинизм с человеческим лицом?
// АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ