КОММЕНТАРИИ
В погонах

В погонах«Рафик опять не виноват», или Как подкинуть 27 автомобилей

20 ФЕВРАЛЯ 2013 г. ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА

ЕЖ/Олендская Мария


18 января Советский райсуд Нижнего Новгорода взял под стражу замначальника угрозыска нижегородского отдела №1 Владимира Самсонова. Через неделю – 24 января – под домашний арест были помещены еще два сотрудника отдела №1 один – его экс-начальник Сергей Алимов и его заместитель Иван Вечканов.

Наконец-то в России судят ментов! За что же?

2 марта 2011 года Алимов и товарищи «залетели» на участок в садовом товариществе, на котором находилось 27 «жигулей» разной степени разобранности, числившихся в угоне. Тут же задержали пивших в домике чай азербайджанцев: Низами Гасанова и Эльшана Заманова. Заманов раньше служил в ГИБДД, но ушел после того как попал в ДТП с человеческими жертвами. Задерживали жестко – у нас по-другому менты не умеют.

Гасанов и Заманов признались в угонах и через день были отпущены под подписку.

А Самсонова и его коллегу через некоторое время избили. Избили зверски, в ночном клубе, под камеру (вот видео избиения), била банда азербайджанцев, уверенных в своей безнаказанности.

А после этого на ментов, нагрянувших на участок, где находилось в разобранном виде 27 машин, завели уголовное дело, потому что совсем невиновные Гасанов и Заманов заявили, что кровавые менты под пытками заставили их оговорить себя (и, вероятно, подкинули на дачный участок 27 машин в разной стадии разобранности). А в угонах обвинили совсем других людей.

Все это, увы, вызывает мало удивления. Легко можно предположить, что если чаи в домике рядом с угнанными «жигулями» распивает бывший гаишник (без срока выпутавшийся из ДТП со смертельным исходом), то шайка автоугонщиков имеет полицейскую «крышу», которая пойдет на все, чтобы остаться безнаказанной.

 Меня в данном случае волнует вот что. К истории подключился нижегородский «Комитет против пыток». Именно эта правозащитная организация стала распространять пресс-релизы с описанием ужасающих мучений, пережитых ну совершенно невиновными Гасановым и Замановым.

Член «Комитета против пыток» Алексей Матасов даже любезно объяснил, что правозащитников не волнует, угоняли ли Гасанов и Заманов машины или нет. «Полицейские, — заявил Матасов, должны действовать в рамках закона, — и абсолютно неважно, правдивая у них информация или нет».

Поскольку, это типичная для правозащитников позиция, я постараюсь объяснить г-ну Матасову, почему для всех вменяемых людей это важно.

Изучим повнимательней удивительный пресс-релиз «Комитета против пыток», составленный явно со слов азербайджанцев. Он начинается с идиллической картины: Заманов с друзьями пьют чай в домике у Гасановых.

«Внезапно туда ворвался десяток человек... Через несколько минут один из ворвавшихся принес два автомобильных номера в пакете».

Простите, это описание не выдерживает никакой критики. Дело не в «двух номерах», а в двадцати семи машинах. И возникает законный вопрос: если Заманов и Гасанов врут, излагая легко проверяемые обстоятельства их задержания, то почему правозащитники уверены, что они, скажем так, творчески не преувеличили размер перенесенных ими мучений?

К тому же понятно, когда менты пытают невинных. Но зачем пытать людей, относительно которых есть улики в виде 27 разобранных и полуразобранных машин во дворе?

Читаем удивительный пресс-релиз «Комитета против пыток» дальше: «Среди незваных гостей Эльшан Заманов узнал начальника уголовного розыска отдела полиции № 1 Автозаводского района Нижнего Новгорода Сергея Алимова, который за шиворот отвел в соседнюю комнату хозяина дома Низами Гасанова и потребовал, чтобы тот… подписал согласие на обыск».

Я уж умолчу о трогательной детали: совсем невиновный Заманов отчего-то в лицо знает начальника угрозыска. Я о другом. Что это за изумительный документ – согласие на обыск, которое надо выбивать пытками? Обыск жилища в России производится с разрешения суда. Никаких «согласий на обыск» УПК не требует, это абсурд.

Но читаем пресс-релиз дальше. «В ходе обыска в доме пропала крупная сумма денег... После угроз обратиться в суд полицейские стали искать пропавшее. Когда Гасанов увидел пакет с деньгами и наклонился к нему, его начали избивать, нанося удары по затылку… Деньги оформили как вещественное доказательство».

Так, простите, деньги пропали или деньги оформили как вещественное доказательство?

«Полностью невиновных» Гасанова и Заманова, которым подкинули 27 разобранных машин, задержали 2 марта и выпустили 3-го. Согласно пресс-релизу, их били смертным боем и грозили изнасилованием.

За медицинским освидетельствованием обе жертвы тяжких пыток обратились почему-то только 7-го. В результате этих жутких пыток, цитирую пресс-релиз же: «У Эльшана Заманова зафиксирован один кровоподтек в окологлазной области слева, диагностировано отслоение сетчатки глаза, и ему проведена операция, у Низами Гасанова – три кровоподтека в поясничной области и на правой голени».

Нет-нет. Я не сомневаюсь, что полностью невиновным Гасанову и Заманову при задержании крепко досталось. Но мне кажется, что для правозащитников недопустимо быть инструментом в руках полицейско-бандитской шайки. Подобное поведение дискредитирует деятельность комитета. Есть более приличные объекты для зашиты, нежели гаишник, устроивший ДТП с человеческими жертвами и объясняющий, что 27 разобранных «жигулей» ему подкинули нехорошие люди, которые хотят отомстить за ДТП.

Фотография ЕЖ

"...Да, я говорил, что меня не интересует, угоняли ли эти ребята машины, а главное – как собирались доказательства. Для меня главный вопрос, как именно устанавливалась процессуальная истина в деле об автоугонах. Мне важно, чтобы сотрудники полиции не брались собственноручно устанавливать свою правду. Неужели Вы хотите, чтобы полицейский сам решал, кто виновен в  преступлении?"

Комментарий к статье Юлии Латыниной Алексея Матасова можно прочитать здесь!

Версия для печати