Украина
24 марта 2019 г.
Риски зашкаливают
Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее


Украинская драма чревата многочисленными рисками, которые могут нанести существенный ущерб развитию России и ее подлинным национальным интересам.

Не буду много рассуждать об очевидном—разладе между властью и модернистскими группами населения. Не будем, потому что этот разлад произошел еще задолго до случившегося и власть вовсе не считает его трагедией. Напротив, делая ставку на лояльное большинство, она стремится дискредитировать непослушное меньшинство, что наглядно проявляется в многочисленных телепрограммах. Не буду говорить и о сильнейшей травме, нанесенной чувствам многих простых украинцев, традиционно позитивно относящихся к России—похоже, что подобные материи проходят по разряду «излишних сантиментов». Обращу внимание на проблемы, которые могут считаться значимыми самой властью.

Первая проблема—утрата Россией доверия в сообществе ведущих мировых держав. Это как минимум, если кризис удастся разрешить относительно быстро и с минимальными издержками (без прямых санкций). Россия окажется в роли страны, которой неформально будет закрыт путь к серьезным сделкам на мировых рынках. Если сейчас такие факты имеют место лишь в некоторых случаях, то возникает перспектива «универсализации» подобного подхода с вполне очевидными негативными последствиями. Неформально дискриминируемый в современном мире обречен на увеличение технологического отставания, связанное с перекрытием доступа к инновациям, которые можно получить от солидных иностранных партнеров.

Вторая проблема — перспектива перехода к элементам «мобилизационной экономики», которая свойственна странам, ощущающим себя в окружении врагов. Подобная психология толкает к ускоренному (даже по сравнению с нынешними высокими темпами) перевооружению, которое очень плохо сочетается с экономической рецессией и необходимостью выполнять основные социальные обязательства, чтобы не потерять поддержку собственных сторонников. Другого способа, кроме мобилизации (перекачка средств в ВПК из других секторов экономики, ужесточение дисциплины, существенное сокращение относительно второстепенных социальных мандатов), для проведения подобного курса еще не придумано.

Но возникает закономерный вопрос: готово ли российское общество к мобилизации? Ответ на него можно получить, вспомнив об истории с повышением пошлин на ввозимые иномарки — это привело к выходу на улицы жителей Приморского края в условиях общего спада протестной активности. Россияне, как правило, не протестуют против несправедливости в отношении посторонних людей (несмотря на рост благотворительности и волонтерства, подобный альтруизм все же свойствен явному меньшинству населения), но готовы активно защищать собственные интересы. Мобилизационная экономика возможна либо в условиях доминирования идеи, захватывающей значительную часть общества (религиозной или квазирелигиозной вроде коммунизма), либо при масштабном применении принудительных мер к недовольным. Нетрудно заметить, что сталинский режим сочетал оба фактора — и так же ясно, что все это не имеет отношения к современной России. Об идее говорить не приходится, а попытка широко использовать насилие быстро приведет к тому, что «резьба сорвется».

Третья проблема — Россия берет на себя функции патрона Крыма (и, возможно, претендует на аналогичную роль для немалой части украинского Юго-Востока). Ставка делается на маргинальные группы, которые не имеют реального влияния в своих регионах, но готовы в любой момент взять в осаду местную администрацию под пророссийскими лозунгами. Похоже, именно в них российская власть видит истинных представителей Украины. В результате удалось добиться того, что враждовавшие украинские элиты сблизились на почве неприятия российского вмешательства. И теперь на стороне России — дискредитированный Янукович и люди, полностью от нее зависимые. Впрочем, есть еще жители Крыма, немалая часть которых с воодушевлением приветствует «неизвестных» вооруженных лиц, но это неудивительно. На этих людей долгое время никто особо не обращал внимания: Партия регионов была уверена, что получит на президентских выборах «русские» голоса, а оппозиция так же понимала, что это не ее электорат. Теперь же за ними ухаживают российские депутаты от всех партий, для них бесплатно поют артисты. Но как бы дальше ни сложилась судьба Крыма, праздник закончится и начнутся будни. И готова ли Россия принять на себя ответственность за этих людей с их нынешними повышенными ожиданиями — большой вопрос.

Четвертая проблема — отношения с исламским сообществом, которые могут быть серьезно осложнены, если будут всерьез затронуты интересы общины крымских татар. Речь идет не только о Турции (которая неформально патронирует эту общину), но и о других суннитских странах, которые и без того не симпатизируют России из-за ее поддержки алавитского режима в Сирии. При этом отсутствуют реальные механизмы, которые позволили бы совместить российские и крымско-татарские приоритеты.

И наконец, пятая проблема — судьба Украинской православной церкви, входящей в состав Московского патриархата. В концепции «Русского мира» роль одной из главных «духовных скреп» славянских народов отводится как раз православию. Но сейчас украинские православные (в том числе в лице одного из самых авторитетных архиереев, митрополита Онуфрия, ныне стоящего у кормила церкви) выступают против российского вмешательства. Угроза церковного раскола побудила даже патриарха Кирилла, традиционно полностью лояльного российской власти, дистанцироваться от ее действий.

Однако образ «московской» все равно будет для церкви большой проблемой в современных украинских условиях — особенно если многочисленные оппоненты будут цитировать «военно-православные» формулировки протоиерея Всеволода Чаплина и некоторых других ревнителей политического православия. Дистанция между православными в России и Украине, видимо, будет расти — и это создает почву для сближения между каноническим и неканоническим украинским православием, которое еще недавно казалось невозможным.

Но жизнь быстро меняется — мало кто еще недавно мог представить себе столь драматичные события в Крыму. А сейчас это реальность.



Автор - первый вице-президент Центра политических технологий


Фотография ИТАР-ТАСС














  • Алексей Макаркин: Это декларативные положения. Стремиться в НАТО и ЕС никто никому не мешает, но есть достаточно серьёзные ограничители для принятия туда Украины.

  • Daily Storm: Верховная рада Украины утвердила поправки к Конституции, согласно которым стратегический курс государства включает в себя вступление в Европейский Союз и НАТО...

  • Олег Пономарь: Также в Конституции закреплена европейская самоидентификация украинского Народа. Мы - европейская Нация, ничего общего с Ордой. Всех поздравляю!

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Цивилизационный выбор Украины стал необратимым
8 ФЕВРАЛЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Поправки в Конституцию Украины, в преамбуле которой теперь будет закреплено положение о «европейской идентичности украинского народа и необратимости европейского и евроатлантического курса Украины», были приняты Верховной радой 7.02.2019. «За» — 334 из 385 присутствующих, «против» — 35. То есть «за» — вся Рада, «против» — один «Оппозиционный блок». Цивилизационный выбор Украины с момента обретения ею независимости менялся несколько раз. В Декларации о государственном суверенитете, принятой Верховным советом Украины в 1990 году, было записано, что в будущем Украина должна стать нейтральным государством...
Прямая речь
8 ФЕВРАЛЯ 2019
Алексей Макаркин: Это декларативные положения. Стремиться в НАТО и ЕС никто никому не мешает, но есть достаточно серьёзные ограничители для принятия туда Украины.
В СМИ
8 ФЕВРАЛЯ 2019
Daily Storm: Верховная рада Украины утвердила поправки к Конституции, согласно которым стратегический курс государства включает в себя вступление в Европейский Союз и НАТО...
В блогах
8 ФЕВРАЛЯ 2019
Олег Пономарь: Также в Конституции закреплена европейская самоидентификация украинского Народа. Мы - европейская Нация, ничего общего с Ордой. Всех поздравляю!
Нет у революции конца? Украина: две революции, а во власти представители все той же номенклатурной обоймы
10 ЯНВАРЯ 2019 // ВАДИМ ЗАЙДМАН
Постоянные читатели моих статей знают, что я отрицательно отношусь к президенту Украины Петру Порошенко. Точнее сказать, к его деятельности на занимаемой должности. За что мне достается от фанатов Петра Алексеевича, которые, по давнему обыкновению большинства обывателей, путают власть и страну, смешивают критику режима с нелюбовью к стране. И тут же, разумеется, припечатывают меня как пособника Путина (что должно выглядеть совершенно нелепо для тех, кто, опять же, следит за моими публикациями — назову только две навскидку: «Я – украинец!» и «Российский вермахт в Украине», когда уже из самих названий понятна моя недвусмысленная позиция по отношению к путинской агрессии).
Безвыигрышное положение
27 НОЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Значительная часть споров относительно военно-морской потасовки, устроенной в Керченском проливе, сводится к дискуссии о том, нарушали ли украинские бронекатера российские территориальные воды и, стало быть, имели ли наши морские пограничники «законное право» на их «вытеснение» и применение оружия. Споры эти, на мой взгляд, совершенно пустые. Ведь те, кто в них участвует, апеллируют к международному праву, в частности к Конвенции ООН по морскому праву. Но, согласно этому самому международному праву, никаких российский вод, ни территориальных, ни внутренних, вокруг Крыма не существует. Потому что, с точки зрения всего остального мира (включая российских союзников по ОДКБ), полуостров принадлежит Украине.
Прямая речь
27 НОЯБРЯ 2018
Сергей Цыпляев: Военных действий ждать, конечно, не стоит, но предстоит очень сложная дипломатическая борьба вокруг захваченных корабле и арестованных моряков.
В СМИ
27 НОЯБРЯ 2018
"Независимая газета": Россия, похоже, попала в ловушку, из которой нет выхода.
В блогах
27 НОЯБРЯ 2018
Владимир Ермолин: Лишь однажды за свою службу в ВМФ я оказался в гуще ЧП в открытом океане... И только дураки могут потешаться, злорадствовать, слушая дрожащий голос украинского офицера. Это наш общий кошмар!
«Путин – это война!» — Борис Немцов
26 НОЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшее воскресенье наследники славы великих русских флотоводцев устроили небольшое морское сражение фактически под одним из пролетов Крымского моста. Бесстрашные моряки-пограничники с помощью авиации и приданого спецназа грудью преградили путь вражескому флоту, не дав ему прорваться в акваторию нашего внутреннего моря – Азовского. Абсолютно уверен – все, кто сегодня посмеют усомниться, что Азов наше внутреннее море лишь на том смешном основании, что оно омывает часть украинской территории, будут признаны предателями и врагами России. Итак, два боевых украинских катера и один буксир плыли из украинского города Одесса в другой украинский город, Мариуполь.