В оппозиции
26 апреля 2019 г.
Паровозик в детской
23 ОКТЯБРЯ 2014, ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ

ИТАР-ТАСС

Нервная полемика, вспыхнувшая в нашей разнообразно-либеральной среде после недавних заявлений Навального и Ходорковского по крымскому вопросу, в очередной раз выявила нашу уникальную способность устраивать большие разборки в углу детской комнаты из-за игрушечного паровозика.

Ситуация, что и говорить, серьезная. Про Лешу Навального мы уже подозревали нехорошее и знали, что он националистическая бяка. А вот Миша Ходорковский, за которого мы много лет заступались как за хорошего демократического мальчика, не оправдал нашего либерального доверия и оказался в плохой империалистической компании.

Стыдно, Миша, стыдно, Леша! — говорим мы им и заявляем о своей принципиальной позиции: не садиться какать с этими плохими ребятами на одной полянке.

Тем временем за пределами нашей детской идет давно налаженная взрослая жизнь. Там рулит директор интерната, старый чекист, давно приватизировавший всё это аж до линии горизонта, там гуляют по буфету его бывалые кореша-завхозы с шубохранилищами и обслугой...

В обслугу входят мордовороты, следящие за тем, чтобы мы не выходили из детской.

Мы их всех, конечно, не любим, но настоящий темперамент прорезается в нас только в углу на коврике, в борьбе за наш игрушечный паровозик. Тут мы совершенно беспощадны.

Дорогие мои товарищи по несчастью! Последователи Гриши, сторонники Кости, любители Бори и друзья Гарика, разочаровавшиеся в Мише и недовольные Лешей… Нас тут, на круг — десятки миллионов людей. Взрослых, если верить паспортным данным. По преимуществу, довольно начитанных и с высшим образованием… Мы давно и наглухо отрезаны от какого бы то ни было участия в принятии решений в нашей стране, захваченной старым чекистом и его мордоворотами, и знаете: этот общий знаменатель кажется мне гораздо более существенным, чем все остальное.

Наши расхождения по крымскому и многим другим вопросам очень серьезны — и были бы крайне важны, если бы участники дискуссии находились в парламенте и правительстве (или могли реально претендовать на это), а сама дискуссия происходила бы в прайм-тайм на телевидении, как это бывает в свободных странах.

Но наши идеологические бои, если вы заметили, происходят на краешке местной паутины — бои между людьми, выгнанными вон из своей страны, и людьми, сидящими под домашним арестом, — при участии группы тихих либералов, которым хамоватые дяди, решающие судьбы Родины, Христа ради разрешили переползти пятипроцентный барьер на муниципальных выборах и посидеть в уголку среди взрослых. (А могли бы и бритвой по глазам — о чем тихие либералы очень хорошо помнят.)

При этом общем ничтожном статусе все наши расхождения не стоят, на мой взгляд, выеденного яйца. И единственное, что имеет значение в настоящий момент — это наша способность выйти из детской и настоять на том, что мы взрослые свободные люди. Только это.

Сделать это можно — только всем вместе, не отвлекаясь на столь важные отличия между Мишей, Гришей и Лешей.

Для начала, как мне кажется, стоит попробовать вести себя не на уровне детского сада.

А отдаст ли мальчик Миша Крым или не отдаст — это, конечно, жутко интересно (как и судьба паровозика), но я бы не концентрировался на этом вопросе так сильно.


Фото MAXIM SHIPENKOV / ЕРА / ТАСС












  • Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?

  • Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.

  • Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Уже нечего согласовывать и не с кем согласовывать
11 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В оппозиционной среде дискуссия о том, стоит ли испрашивать у властей разрешение на проведение массового протестного мероприятия, не утихает который год. Аргументы противников «прогулок в загоне» более чем убедительны. Оспорить тезис, что просить дозволения на то, на что имеешь право по Конституции и другим законам, унизительно, крайне трудно. Кроме того, сторонники несанкционированных акций утверждают, что подобного рода практика — походы в мэрию за заветной бумажкой — только снижает накал оппозиционной борьбы и, следовательно, играет на руку властям.
Прямая речь
11 МАРТА 2019
Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?
В СМИ
11 МАРТА 2019
Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.
В блогах
11 МАРТА 2019
Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.
Марш Немцова. Почему люди пришли. Почему не все
25 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Если рискнуть абстрагироваться от эмоциональной составляющей этих ужасных «немцовских дней», которые мы переживаем уже пятый год… (Хотя, впрочем, я вовсе не уверен в целесообразности и даже возможности такого психологического эксперимента…) Но если все же попробовать взглянуть на ситуацию, убрав за скобки ее трагический контекст, то картина вырисовывается следующая. «Марш Немцова» — последняя массовая акция оппозиции, которую власть согласовывает, фактически не корректируя заявку организаторов. Однозначного ответа на вопрос, почему это происходит, нет. Не исключаю, что четыре года назад от верховного правителя поступило твердое указание «не препятствовать им в день памяти Немцова»...
Прямая речь
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин:  На марше было гораздо меньше демонстративных автозаков, вертолётов и прочего. И людей прошло побольше, чем 10 тысяч, но не в 5 раз, примерно — 15-20 тысяч.
В СМИ
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Газета.RU: В центре столицы прошел согласованный марш памяти оппозиционного политика Бориса Немцова, который был убит четыре года назад на Большом Москворецком мосту. ...В акции приняли участие... 10,8 тыс. человек.
В блогах
25 ФЕВРАЛЯ 2019
vodolei 13: Ну, что сказать : народу было меньше, чем по сути нынешней ситуации должно бы быть, но больше, чем я ожидала.
Репрессии властей должны натыкаться на сопротивление граждан
11 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
По данным информационных агентств, в минувшее воскресенье Марш разгневанных матерей прошел более, чем в двух десятках российских городов. Наиболее массовые и заметные акции состоялись в Москве и Санкт-Петербурге, но люди стояли в пикетах и во Владимире, и в Орле, и в Ростове. В первой столице по бульварам от Новопушкинского сквера до Кропоткинской прошло около тысячи демонстрантов. Если в Москве полиция вела себя достаточно лояльно и спокойно (было задержано всего несколько человек, в основном, после провокаций прокремлевских активистов), то в Питере стражи порядка реагировали жестче. 
Прямая речь
11 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин: Стоит ли гнобить дальше или не проявлять избыточного зверства? Чем раздрай в верхах кончится, непонятно, но он уже начинает ощущаться.