Украина
18 января 2019 г.
НАТО противостояния не хочет. Но готовится к нему
5 ФЕВРАЛЯ 2015, ЛЕОНИД МОЙЖЕС

ТАСС

На первый взгляд выступления на встрече министров обороны стран НАТО в Брюсселе выглядят немного противоречиво. С одной стороны, представители альянса с готовностью подтверждают, что соглашения, достигнутые в сентябре в Уэльсе, успешно реализуются. В частности, план по созданию сил сверхбыстрого реагирования, о которых «ЕЖ» уже писал, выполняется согласно срокам и к 2016 году в Европе должны появиться контингенты НАТО, способные начать действовать в течение нескольких дней после возникновения угрозы. НАТО стремится выработать принципиально новый подход: вместо того чтобы, по образцу холодной войны, располагать в зоне потенциального конфликта значительные соединения, альянс фокусируется на создании инфраструктуры, которая позволит быстро перебросить и развернуть в регионе подкрепление дополнительно к сравнительно небольшим постоянным силам. Для координации и контроля сил подкрепления в Восточной Европе будет создано шесть командных центров, по одному в странах Балтии, Польше, Румынии и Болгарии. Ещё один, более крупный, центр такого рода будет создан в Западной Польше, чтобы охватывать балтийский регион.

В целом в НАТО считают, что подобные действия обеспечат безопасность членов альянса на востоке. Но даже при обсуждении столь решительных мер само противостояние альянса и России, которое, собственно, и послужило поводом для всех этих шагов, сглаживается настолько, насколько это возможно. Чиновники в Брюсселе лишь демонстрируют уверенность, что силы сверхбыстрого реагирования способны отвечать на любые угрозы в регионе.

Налаживание связей между Грузией и НАТО — еще одна важная тема начавшейся встречи министров обороны. На днях генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг в ходе своего визита в Тбилиси достаточно высоко оценил результаты подготовки республики к полноправному членству в Северо-Атлантическом альянсе. Брюссельская повестка дня концентрируется на вопросах двусторонних проектов. В отношении России участники встречи ограничиваются констатацией того, что альянс озабочен разворачивающейся «ползучей аннексией» Абхазии и Южной Осетии. Говоря о том, что уже в этом году на территории Грузии должен появиться тренировочный лагерь НАТО, который послужит центром по обмену опытом между грузинскими и натовскими военными, специальный представитель генерального секретаря Джеймс Аппатурай подчеркнул, что тренировки, как и запланированные совместные учения, не являются антироссийскими, а направлены исключительно на повышение квалификации военнослужащих с обеих сторон.

Конечно, можно обвинять опытных чиновников и дипломатов в определённой неискренности, но нельзя не отметить отличие их риторики от комично ястребиных выкриков Москвы. Складывается ощущение, что НАТО всеми силами пытается уйти от превращении конфликта в «холодную войну 2.0», понимая, что вне зависимости от соотношения сил признание Москвы в качестве «второго полюсы» будет на руку Кремлю.

Характерно, что и традиционный символ холодной войны — атомное оружие — совершенно не обсуждался на открытой части встречи, несмотря на то, что одним из пунктов программы было ежегодное заседание Группы ядерного планирования. Отвечая на вопросы корреспондента «ЕЖа», представители альянса специально подчеркнули, что создающиеся сейчас силы сверхбыстрого реагирования будут вооружены исключительно конвенциональным оружием, вопрос о возвращении в Европу тактических арсеналов ядерного оружия даже не рассматривается, именно из-за опасения обострить ситуацию, а сама концепция «превентивного ядерного удара» кажется НАТО совершенно безумной.

Кому-то может показаться, что Запад наконец «прогнулся» и готов отступить, чего многие российские «патриоты» ожидали уже давно. Кто-то может истолковывать в том же духе и предстоящую встречу генерального секретаря Столтенберга с Сергеем Лавровым. Однако НАТО совершенно не изменил своего отношения к России как к угрозе, просто главная его задача — избежать эскалации ситуации, что только обострит проблему безопасности в Европе, то есть будет противоречить основной функции альянса. При этом возможность капитулировать у НАТО отсутствует по чисто технической причине — он не может обеспечить выполнение основного российского требования, а именно: гарантировать внеблоковой статус Украины. У НАТО просто-напросто нет легальных механизмов для того, чтобы запретить какой-то стране стремиться к вступлению в альянс. Надо понимать, впрочем, что о реальном членстве говорить пока что не приходится и никто сейчас не возьмется определять возможные сроки вступления.

НАТО, при всей своей значимости для мировой политики, — не единая самостоятельная сила, а союз из 28 независимых государств, расположенных по разные стороны Атлантического океана. 20 лет назад правительства стран-членов с облегчением восприняли информацию об окончании длительного, затратного и напряжённого противостояния с Советским Союзом, совершенно не предполагая, что в скором будущем опять придется тратить средства и силы на обуздание разбушевавшегося соседа. Военное руководство сфокусировалось на деятельности в странах Третьего мира, соответствующим образом изменив военные доктрины и устройство армии. При этом конкретные проблемы, которые начали возникать практически сразу, списывались на особые обстоятельства или просто игнорировались.

Сейчас же, когда обстоятельства объективно изменились, европейцы оказались вынуждены принимать срочные меры для обеспечения безопасности на своей территории и снова повышать военные бюджеты. Но никто из политиков не рвётся обрадовать и без того не слишком благодушных избирателей новостью о том, что в мире начинается новый виток холодной войны. Так что НАТО остаётся только принимать меры по защите конкретных обеспокоенных стран, проводить демонстративные переговоры и ждать, принесут ли плоды те усилия, которые предпринимаются дипломатами или представителями прочих международных объединений.


Фото: OLIVIER HOSLET / ЕРА / ТАСС















  • Сергей Цыпляев: Военных действий ждать, конечно, не стоит, но предстоит очень сложная дипломатическая борьба вокруг захваченных корабле и арестованных моряков.

  • "Независимая газета": Россия, похоже, попала в ловушку, из которой нет выхода.

  • Владимир Ермолин: Лишь однажды за свою службу в ВМФ я оказался в гуще ЧП в открытом океане... И только дураки могут потешаться, злорадствовать, слушая дрожащий голос украинского офицера. Это наш общий кошмар!

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Нет у революции конца? Украина: две революции, а во власти представители все той же номенклатурной обоймы
10 ЯНВАРЯ 2019 // ВАДИМ ЗАЙДМАН
Постоянные читатели моих статей знают, что я отрицательно отношусь к президенту Украины Петру Порошенко. Точнее сказать, к его деятельности на занимаемой должности. За что мне достается от фанатов Петра Алексеевича, которые, по давнему обыкновению большинства обывателей, путают власть и страну, смешивают критику режима с нелюбовью к стране. И тут же, разумеется, припечатывают меня как пособника Путина (что должно выглядеть совершенно нелепо для тех, кто, опять же, следит за моими публикациями — назову только две навскидку: «Я – украинец!» и «Российский вермахт в Украине», когда уже из самих названий понятна моя недвусмысленная позиция по отношению к путинской агрессии).
Безвыигрышное положение
27 НОЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Значительная часть споров относительно военно-морской потасовки, устроенной в Керченском проливе, сводится к дискуссии о том, нарушали ли украинские бронекатера российские территориальные воды и, стало быть, имели ли наши морские пограничники «законное право» на их «вытеснение» и применение оружия. Споры эти, на мой взгляд, совершенно пустые. Ведь те, кто в них участвует, апеллируют к международному праву, в частности к Конвенции ООН по морскому праву. Но, согласно этому самому международному праву, никаких российский вод, ни территориальных, ни внутренних, вокруг Крыма не существует. Потому что, с точки зрения всего остального мира (включая российских союзников по ОДКБ), полуостров принадлежит Украине.
Прямая речь
27 НОЯБРЯ 2018
Сергей Цыпляев: Военных действий ждать, конечно, не стоит, но предстоит очень сложная дипломатическая борьба вокруг захваченных корабле и арестованных моряков.
В СМИ
27 НОЯБРЯ 2018
"Независимая газета": Россия, похоже, попала в ловушку, из которой нет выхода.
В блогах
27 НОЯБРЯ 2018
Владимир Ермолин: Лишь однажды за свою службу в ВМФ я оказался в гуще ЧП в открытом океане... И только дураки могут потешаться, злорадствовать, слушая дрожащий голос украинского офицера. Это наш общий кошмар!
«Путин – это война!» — Борис Немцов
26 НОЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшее воскресенье наследники славы великих русских флотоводцев устроили небольшое морское сражение фактически под одним из пролетов Крымского моста. Бесстрашные моряки-пограничники с помощью авиации и приданого спецназа грудью преградили путь вражескому флоту, не дав ему прорваться в акваторию нашего внутреннего моря – Азовского. Абсолютно уверен – все, кто сегодня посмеют усомниться, что Азов наше внутреннее море лишь на том смешном основании, что оно омывает часть украинской территории, будут признаны предателями и врагами России. Итак, два боевых украинских катера и один буксир плыли из украинского города Одесса в другой украинский город, Мариуполь. 
Прямая речь
26 НОЯБРЯ 2018
Аркадий Дубнов: Чисто эмоционально меня поражает тот злобный азарт российских моряков, с которым они атакуют несчастный буксир. Они точно знают, что победят и им никто не ответит.
В СМИ
26 НОЯБРЯ 2018
Медуза: Вооруженные силы Украины приведены в состояние полной боевой готовности, сообщает Минобороны страны, ссылаясь на решение Совета национальной безопасности и обороны.
В блогах
26 НОЯБРЯ 2018
Александр Кынев: Всё печально и предсказуемо - когда рейтинги падают, ничего другого кроме отвлекающей внимание внешнеполитической эскалации, власти похоже придумать не могут
Российские санкции как награда
2 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В постановлении правительства РФ № 1300 от 1.11.2018 о санкциях в отношении Украины названы 322 украинских гражданина и 68 компаний, которым Россия станет блокировать безналичные денежные средства и имущество, а также запретит вывозить свои капиталы за пределы России. Для многих из тех, кто попал в санкционный список, это стало наградой. Общую точку зрения выразил генпрокурор Юрий Луценко: «Это предмет гордости для нас… С удовольствием увидел, что я есть (в списке). Значит, я на правильном пути». Полагаю, что многие журналисты Украины, чьих имен нет в списке, втайне завидуют, например, Виталию Портникову, который удостоился такой чести.