В оппозиции
24 марта 2019 г.
Итоги недели. Поговорим о делах наших скорбных. Позиция оппозиции
25 СЕНТЯБРЯ 2015, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

ТАСС

Всю уходящую неделю неравнодушная общественность с пеной у рта (и в данном случае это вовсе не метафора) обсуждала итоги различных телодвижений отечественной оппозиции. В первую очередь, разумеется, воскресный митинг в Марьине, организованный Алексеем Навальным. Но не только. Говорили и о выборах, и о перспективах, и о возможностях. С наиболее резкой критикой последних оппозиционных мероприятий и кампаний выступил Гарри Каспаров. Впрочем, далеко не он один.

Главная претензия — мы последовательно сдаем окоп за окопом. С этим утверждением спорить достаточно трудно: итоги региональных выборов для протестного движения выглядят неутешительными, уличная активность сместилась из центра столицы на окраину, перспективы предстоящей думской кампании весьма туманны. Однако многие представители московской интеллигенции и гражданские активисты не разделяют таких оценок. Их позиция следующая: мы будем действовать в предложенных обстоятельствах — участвовать в заведомо воровских выборах и выходить на митинги, где бы их ни согласовывали. Так нам удастся сохранить протестное движение, не подставляя людей под омоновские дубинки.

Замечу сразу: мне представляется, что такая стратегия имеет право на существование хотя бы потому, что поддерживается большим числом граждан. По каким причинам — следующий вопрос.

Людям, пришедшим на митинг в Марьине, было хорошо. Они слушали толковые честные выступления, общались с единомышленниками, делились мнениями, впечатлениями, планами. В условиях враждебной окружающей среды терапевтический эффект таких впечатлений трудно переоценить. И в этом непреходящая ценность протестных акций, где бы они ни проводились. Поэтому неудивительна жесткая реакция на любую попытку взглянуть на происходящее критическим взглядом. Вам как бы говорят: не смейте отнимать у нас последнюю радость!

Ни в коем случае не приуменьшая значения вышеприведенного фактора, позволю себе все же отметить, что любое протестное действо — хоть демонстрация, хоть митинг — должно иметь ясно осознаваемую цель. По крайней мере, оппозиционные политики, просто в силу своей профессиональной принадлежности, обязаны ее формулировать. И добиваться того, чтобы она стала популярной среди их сторонников (избирателей). Тактика «Давайте говорить друг другу комплименты», наверное, очень духоподъемна, но вряд ли эффективна.

Именно в этой связи есть смысл поговорить о будущем протестного движения. Причем о ближайшем!

Сегодня среди апологетов идеи соглашаться на все условия властей при проведении массовых мероприятий наиболее популярен тезис, который опровергнуть достаточно сложно: мэрия не согласует центр больше никогда, поэтому пойдем, куда пустят. А если попробовать посопротивляться?

В четверг Комитет протестных действий выступил с инициативой проведения новой массовой протестной акции в центре Москвы. Нам представляется важным, чтобы среди организаторов акции было как можно больше оппозиционных партий и движений, а среди заявителей — лидеры протестного движения, правозащитники, деятели культуры. Но не это сегодня главное.

Очень важно, чтобы значительное число жителей Москвы, потенциальных участников будущего марша, подключились к его подготовке еще на стадии согласования. Мы разработаем такую программу действий, которая будет включать в себя не только организацию предмаршевых пикетов, раздачу уведомительных или агитационных материалов. Нам, например, представляется крайне важным, чтобы в день, когда городские власти будут рассматривать заявку оппозиции, к зданию мэрии подошли сотни москвичей. Не нарушая никаких законов, не поднимая транспарантов и не выкрикивая лозунгов, они будут спокойно стоять и ждать результата. И чем больше будет людей, тем выше шанс на то, что акцию согласуют.

Слом привычных форматов должен стать новой стратегией оппозиции. Это, кстати, не в меньшей степени касается и предстоящей думской кампании. Сегодня ни Михаил Ходорковский, ни Алексей Навальный, согласно законодательству, не могут претендовать на места в Госдуме. А почему, собственно, мы должны соглашаться с этими бредовыми ограничениями?! Я считаю, что федеральный список на выборах 2016 года должны возглавить все лидеры оппозиции. И вот вам сразу главный предвыборный лозунг предстоящей кампании — «Требуем регистрации оппозиционного списка!».

Нереально, скажете вы. Это вам сейчас кажется, что нереально. А если в поддержку такого требования на улицы Москвы выйдут сотни тысяч горожан, то ситуация сразу изменится. Причем до неузнаваемости!

Просто нужно отчетливо понимать: другого инструмента в руках, другого способа переломить ситуацию у нас нет и в ближайшее время не будет. Иначе нам действительно останется только говорить друг другу комплименты, находить радость в общении и взаимных улыбках, а решение насущных проблем переложить на детей и внуков.

Потому что самим лень, неохота, да и страшновато, если честно…


Фото: Россия. Москва. 20 сентября 2015. Участники митинга оппозиции "За сменяемость власти" в районе Марьино. Вячеслав Прокофьев/ТАСС














  • Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?

  • Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.

  • Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Уже нечего согласовывать и не с кем согласовывать
11 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В оппозиционной среде дискуссия о том, стоит ли испрашивать у властей разрешение на проведение массового протестного мероприятия, не утихает который год. Аргументы противников «прогулок в загоне» более чем убедительны. Оспорить тезис, что просить дозволения на то, на что имеешь право по Конституции и другим законам, унизительно, крайне трудно. Кроме того, сторонники несанкционированных акций утверждают, что подобного рода практика — походы в мэрию за заветной бумажкой — только снижает накал оппозиционной борьбы и, следовательно, играет на руку властям.
Прямая речь
11 МАРТА 2019
Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?
В СМИ
11 МАРТА 2019
Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.
В блогах
11 МАРТА 2019
Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.
Марш Немцова. Почему люди пришли. Почему не все
25 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Если рискнуть абстрагироваться от эмоциональной составляющей этих ужасных «немцовских дней», которые мы переживаем уже пятый год… (Хотя, впрочем, я вовсе не уверен в целесообразности и даже возможности такого психологического эксперимента…) Но если все же попробовать взглянуть на ситуацию, убрав за скобки ее трагический контекст, то картина вырисовывается следующая. «Марш Немцова» — последняя массовая акция оппозиции, которую власть согласовывает, фактически не корректируя заявку организаторов. Однозначного ответа на вопрос, почему это происходит, нет. Не исключаю, что четыре года назад от верховного правителя поступило твердое указание «не препятствовать им в день памяти Немцова»...
Прямая речь
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин:  На марше было гораздо меньше демонстративных автозаков, вертолётов и прочего. И людей прошло побольше, чем 10 тысяч, но не в 5 раз, примерно — 15-20 тысяч.
В СМИ
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Газета.RU: В центре столицы прошел согласованный марш памяти оппозиционного политика Бориса Немцова, который был убит четыре года назад на Большом Москворецком мосту. ...В акции приняли участие... 10,8 тыс. человек.
В блогах
25 ФЕВРАЛЯ 2019
vodolei 13: Ну, что сказать : народу было меньше, чем по сути нынешней ситуации должно бы быть, но больше, чем я ожидала.
Репрессии властей должны натыкаться на сопротивление граждан
11 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
По данным информационных агентств, в минувшее воскресенье Марш разгневанных матерей прошел более, чем в двух десятках российских городов. Наиболее массовые и заметные акции состоялись в Москве и Санкт-Петербурге, но люди стояли в пикетах и во Владимире, и в Орле, и в Ростове. В первой столице по бульварам от Новопушкинского сквера до Кропоткинской прошло около тысячи демонстрантов. Если в Москве полиция вела себя достаточно лояльно и спокойно (было задержано всего несколько человек, в основном, после провокаций прокремлевских активистов), то в Питере стражи порядка реагировали жестче. 
Прямая речь
11 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин: Стоит ли гнобить дальше или не проявлять избыточного зверства? Чем раздрай в верхах кончится, непонятно, но он уже начинает ощущаться.