Цензура
23 февраля 2018 г.
Судья Криворучко осудил Конституцию за экстремизм
11 АВГУСТА 2017, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

В четверг, 10.08.17, фигурант «списка Магнитского» судья Тверского суда Криворучко приговорил журналиста РБК Александра Соколова к 3,5 годам заключения в колонии общего режима за экстремистскую деятельность, которая выражалась в попытках организовать референдум.

Алексей Вячеславович Криворучко — человек заслуженный. Именно он продлял арест смертельно больного Сергея Магнитского. Именно он отказывался приобщить к делу материалы защиты о неоказании Магнитскому медицинской помощи, о пыточных условиях его содержания. Именно ему неоднократно поручали вести дела оппозиционеров, и он всегда давал им наказания, близкие к максимальным: что нацболам, что Навальному с Яшиным.

Журналиста Александра Соколова обвинили и осудили за то, что он участвовал в инициативной группе, которая называлась «За ответственную власть». Ее идея: по итогам деятельности президента и депутатов проводить референдум, в бюллетене которого будут три графы: «наградить», «осудить», «оставить без последствий». То есть по истечении срока избиратель должен оценить: улучшилась его жизнь или ухудшилась. Улучшилась — президент и члены парламента осыпаются высшими почестями. Ухудшилась — садятся в тюрьму на срок, равный сроку полномочий. Не изменилась — остаются при своих.

Идею называют наивной. На мой взгляд, она просто дурацкая, поскольку предполагается, что граждане должны решать политическую судьбу политиков, а на самом деле вопрос их уголовной ответственности должен решать суд, а не референдум. Но если сажать за глупые идеи, то за решеткой окажутся все без исключения парламентарии, все обитатели российского телевизора, а также существенная часть избирателей и телезрителей.

Формально журналиста Соколова судили за «разжигание ненависти и вражды к социальной группе “высшие должностные лица Российской Федерации”». В действительности суд и реальный приговор журналисту Соколову совпали с публикацией нескольких его резонансных расследований, в частности по злоупотреблениям и потерям госбюджета при строительстве космодрома «Восточный». Счетная палата впоследствии подтвердила выводы журналиста Соколова: была выявлена сумма хищений, близкая к той, что назвал Соколов — 93 млрд рублей. В это же время Александр Соколов защитил кандидатскую диссертацию «Влияние рентоориентированного поведения на инвестиции госкорпораций», в которой обобщен эмпирический материал его расследований о коррупции в госкорпорациях Ростех, Роснано, Росатом и Олимпстрой. Представитель прокуратуры предупреждал Соколова, что руководство Ростеха весьма недовольно содержанием его диссертации и что эта защита для новоиспеченного кандидата наук может иметь последствия, далекие от научных.

«Дело журналиста Соколова» имеет несколько измерений. Первое, и самое очевидное, это очередное проявление патологии российской власти. Поскольку журналиста Соколова судили прямо и непосредственно за попытку реализовать 3-ю статью Конституции РФ, в которой говорится о народе как источнике власти и о референдуме как способе эту власть осуществить. Про то, каким должно быть содержание референдума, в Конституции ни слова. Для этого есть процедуры. Судить за попытку реализовать конституционное право — преступление.

Второе измерение — расследовательская и научная деятельность Соколова, которая задевала интересы многочисленных «сильных мира сего». Гипотеза, что Соколова судили не за попытку организовать референдум, а за разоблачение высокопоставленных воров, имеет два подтверждения. Первое. Высокопоставленные воры имеют основания испытывать сильную неприязнь к Соколову, поскольку по итогам его расследований были проведены проверки, данные подтвердились и некоторые из них, попав на глаза Путину, вызвали его реакцию. То есть высокопоставленным ворам расследования Соколова вышли боком. Второе. Журналист Соколов получил реальный срок, а главный организатор, вдохновитель и автор идеи референдума, Юрий Мухин, отделался условным сроком.

С фигурой Юрия Мухина связано третье измерение «дела журналиста Соколова». Известно, что Юрий Игнатьевич Мухин — оголтелый сталинист, антисемит и мракобес. Нет ни одной гадости и глупости, из тех, что сегодня живут в самых кромешных уголках сознания наиболее реакционной части россиян, которую бы он ни высказал публично. Польских офицеров в Катыни убили немцы, а Польша была главным организатором Второй мировой. Башни-близнецы взорвало ЦРУ, а на Луне американских астронавтов никогда не было. Лысенко — гений и во всем прав, а Эйнштейн — шарлатан и все выдумал. Ну, и с Холокостом все не так просто, по большей части евреи сами все придумали. Одним словом, нахождение в одной компании с таким персонажем — это вполне определенный маркер. И у журналиста Соколова этот маркер обнаруживается. Он — левый. Не сталинист, не антисемит, не мракобес — просто левак. И уж точно – не либерал. При этом — точно против Путина и его воровской банды. Отсюда реакция на его приговор.

В декабре 2015 года журналист РБК Михаил Дубин обратился к Путину по время «прямой линии» с просьбой разобраться в судьбе Соколова. Путин сказал, что если парня судят за расследование по космодрому «Восточный», то он его поддержит. Потом Путину, видимо, объяснили, что Соколов затевал референдум, по итогам которого могут посадить самого Путина, после чего ни о каком президентском заступничестве речи не могло быть. Для власти Соколов — чужой. Намного более чужой, чем сталинист, антисемит и мракобес Мухин. Мухин — враг, поскольку умышляет против Путина. Но он — социально близкий враг. Поэтому ему условно, а Соколову реальный срок.

Для либеральной общественности Соколов чужой, потому что левак. Он — не член либеральной тусовки. Поэтому протест против его осуждения есть, но он совершенно несопоставим с той бурей, которая была поднята в связи, например, с избиением Кашина. Или с зеленкой в глаза Навального. Кстати, Навальный как раз один из немногих политиков повел себя весьма достойно, выступил в суде в качестве свидетеля защиты Соколова и публично заявил о своей поддержке журналиста.

Когда Сергей Удальцов вышел на свободу и сразу заявил о своей поддержке аннексии Крыма, я написал по этому случаю статью, в которой попытался разделить факт неправедного и возмутительного осуждения Удальцова и его крымнашистскую позицию. В комментариях к статье было немало реплик, мол, правильно его осудили и зря выпустили. Раз крымнашист, пусть сидит.

Немецкий пастор Мартин Нимёллер, выйдя из Дахау, написал стихотворение, обессмертившее его имя. Его все наверняка знают наизусть. Тем не менее, оно настолько актуально, что процитирую:

 

Когда нацисты пришли за коммунистами, я молчал, я же не коммунист.

Потом они пришли за социал-демократами, я молчал, я же не социал-демократ.

Потом они пришли за профсоюзными деятелями, я молчал, я же не член профсоюза.

Потом они пришли за евреями, я молчал, я же не еврей.

А потом они пришли за мной, и уже не было никого, кто бы мог протестовать.




Фото: 1, 2. Россия. Москва. 10 августа 2017. Журналист РБК Александр Соколов (в центре) и его соратники Кирилл Барабаш (слева) и Валерий Парфенов (справа), обвиняемые в экстремизме, во время оглашения приговора в Тверском районном суде. Артем Геодакян/ТАСС












  • Алексей Макаркин: Это — реакция на открытость и невозможность построить полноценный «железный занавес». Но можно попробовать создать какое-то подобие.

  • РБК: Как сообщил спикер парламента Чечни Магомед Даудов, в ближайшее время принятый документ будет направлен в Государственную думу. 

  • Екатерина Вайс: Речь об уголовном наказании. И понятно, кто именно будет определять, что ложь (то бишь миф), что правда.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Искоренение исторических ересей
16 ФЕВРАЛЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В Государственной думе ждут внесения закона, предложенного Рамзаном Кадыровым и единогласно принятого 13.02.18 парламентом Чечни. Закон предусматривает уголовное наказание лиц, намеренно искажающих правду о Великой Отечественной войне. По этому законопроекту уголовная ответственность вводится «за совершение действий, оскорбляющих чувства ветеранов и память погибших в Великой Отечественной войне, искажающих историю ВОВ и отрицающих решающий вклад СССР и его многонационального народа в победу во Второй мировой войне».
Прямая речь
16 ФЕВРАЛЯ 2018
Алексей Макаркин: Это — реакция на открытость и невозможность построить полноценный «железный занавес». Но можно попробовать создать какое-то подобие.
В СМИ
16 ФЕВРАЛЯ 2018
РБК: Как сообщил спикер парламента Чечни Магомед Даудов, в ближайшее время принятый документ будет направлен в Государственную думу. 
В блогах
16 ФЕВРАЛЯ 2018
Екатерина Вайс: Речь об уголовном наказании. И понятно, кто именно будет определять, что ложь (то бишь миф), что правда.
Срамное слово
26 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда депутат Драпеко, выступая в Госдуме, говорила о необходимости создать в России Совет по нравственности, который будет определять, что такое хорошо, а что плохо и что нам можно показывать, а что нельзя, — это выглядело довольно уныло, немного смешно и невероятно стыдно. Потому что слово «нравственность», примененное к путинской России, выглядит глумлением. Это как говорить о гуманизме Сталина, память которого так дорога депутату Драпеко, или Гитлера, которого путинская власть почему-то считает хуже Сталина, хотя путинский режим больше похож на фашизм, чем на сталинизм. Это как писать антисемитскую гадость на Стене плача в Иерусалиме.
Прямая речь
26 ЯНВАРЯ 2018
Анатолий Голубовский: Государство вроде как хочет контролировать ситуацию, но не может. Страна в институциональном хаосе, её практически нет.
В СМИ
26 ЯНВАРЯ 2018
РИА Новости: "Справедливая Россия" предлагает подумать над созданием в РФ Совета по нравственности, который бы решал экспертным путем, должен ли тот или иной фильм быть показан на территории страны...
В блогах
26 ЯНВАРЯ 2018
Яап Эггермонт: Совет по нравственности, значит. Ну что ж. Тем приятней русским людям будет всем этим депутатам потом эту нравственность в жопу засовывать.
Минкульт решил отменить «Смерть Сталина»
24 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Завтра, 25.01.18, в России должна была состояться премьера англо-французской комедии «Смерть Сталина» режиссера Армандо Ианнуччи. Премьеры не будет, поскольку Минкульт отозвал прокатное удостоверение по просьбам общественности. Тут важно раскрыть вот этот псевдоним — «общественность». Можно с высокой долей уверенности утверждать, что в состав «общественности» никогда не войдет ни один читатель этого текста, а также люди типа писателей Войновича, Улицкой, Шендеровича или режиссеры типа Мирзоева, Серебренникова, Учителя. «Общественность» — это член Общественного совета Минкульта Павел Пожигайло, который еще в сентябре 2017-го начал присматриваться и принюхиваться к сомнительному изделию, изготовленному в странах НАТО, и обнаружил там массу провокаций.
Прямая речь
24 ЯНВАРЯ 2018
Алена Солнцева: Для того чтобы провести цензуру в жизнь окончательно, нужны некие законные основания. Пока их находят с натяжкой...