Путин и общество
19 октября 2019 г.
Итоги недели. XVII век встретился с XXI. Они друг другу не понравились
22 СЕНТЯБРЯ 2017, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

Работникам было велено сидеть на местах, комнат не покидать, даже в туалет ходить не разрешалось. Нет, это не царевы опричники в очередной раз пришли в Гоголь-центр или в какой-нибудь еще вертеп непристойный, где православие унижают. Это сам царь-батюшка Владимир Владимирович решился-таки посетить штаб-квартиру «Яндекса», это логово ЦРУ, где цветные революции задумывают. Понятное дело, верные слуги государевы из ФСО были настороже, отсекли тех сотрудников, что замечены на оппозиционных митингах, по домам их отправили. Но и после этого главный начальник страны чувствовал себя неуютно, вел себя с опаской. Вяло реагировал на объяснения насмерть испуганных его приездом хозяев самой передовой российской IT-компании. Пропускал мимо ушей рассказы насчет искусственного интеллекта и возможности медицинской консультации по интернету, только и придумал, что спросить голосового помощника «Алису», не обижают ли ее (очевидно, перенес собственные комплексы на виртуальную девушку). В общем, как из-под палки реализовывал идею политтехнологов администрации, которые задумали, что этим приездом он продемонстрирует свою продвинутость и конечно же уведет у Навального молодых сторонников.

Но видно, что высказанные в 2014-м обвинения в адрес «Яндекса» продолжают занимать ум Путина. Он, правда, до сих пор уверен, что Интернет — это дьявольская задумка проклятого Запада, чтобы свергнуть его и таких, как он. Казалось бы, именно сейчас ему впору принимать капитуляцию от поверженных интернетчиков. Явно по приказу из Кремля в «Яндексе» стали редактировать топовые новости, избавились от поиска по блогам. Вроде бы все сделали и ничем уже от «Комсомольской правды» не отличаются, а все равно нет доверия. Черт ее знает, что эта «Алиса» в следующий раз сказанет, чему ее какой-нибудь оппозиционер, которого в день путинского визита домой отправили, подучит. А что если в ответ на любой вопрос на митинги звать начнет…

По иронии судьбы, глава государства скрепя сердце знакомился с достижениями  XXI века аккурат в тот самый момент, когда полиция винтила духовно близких ему фанатиков из «Христианского государства», поджигавших машины вблизи офиса адвокатов автора фильма «Матильда». Главный начальник страны не раз поминал в сердцах мягкосердечие православных, которые за танцы в храме всего-то и могут, что «двушечку» отвесить, а за ловлю покемонов — и вовсе условный срок. Мол, попробовали ли бы богохульники проделать что-нибудь подобное в чеченской мечети. То есть жалел, что законы Российской Федерации игнорируются только в Чечне. И вот нашлись люди, которые ответили на путинский призыв, решили заявить о себе как о православных фундаменталистах, готовых к погромам. Очевидно, что фильм «Матильда» здесь только предлог: главное — продемонстрировать, что страна к погромам готова. Сжигать будем хулителей веры. И точка. В столицу на наших глазах пришел XVII век.

Однако здесь новоявленные фундаменталисты промахнулись. Не учли момента. Впереди выборы. Президента презентуют как консервативного модернизатора. И, главное, москвичи явно не в восторге от новой «черной сотни». Путинское государство, которое в течение нескольких недель в благостном равнодушии наблюдало за бесчинствами, вдруг проснулось и вспомнило: делегировать право на насилие некоей шантрапе чревато для самого государства. И вот уже организаторы религиозной истерии, вроде депутата Поклонской, начинают отыгрывать назад, пускаясь в путаные объяснения, что они сами совсем не предполагали развязывать насилие. Подчиняясь приказу свыше, правоохранители нехотя задерживают духовно близких погромщиков. Сначала выпустили главу «Христианского государства», а потом были вынуждены снова взять его…

Так волею судеб на этой неделе встретились XVII и XXI века. Подозреваю, сильно не понравились друг другу. При этом глава государства, хоть и произносит с некоторой запинкой слова «цифровая революция», явно чувствует душевное расположение к религиозным мракобесам. И здесь встает принципиальный вопрос: можно ли провести модернизацию, оседлать научно-технический прогресс, насаждая одновременно самые заскорузлые и убогие идеологические стереотипы? Путин, очевидно, понимает необходимость модернизации, без нее не удастся выдержать гонку вооружений с Западом, которая уже стала реальностью. Не зря же он сказал, что тот, кто создаст искусственный интеллект, будет править миром. Здесь у него есть надежда. Поставить научно-технический прогресс на службу тоталитарному государству в известном смысле удалось и Сталину, и Гитлеру, и теперь вот Ким Чен Ыну…

Однако тут же обнаруживаются сложности. Все вышеперечисленные режимы могли предложить ученому вполне внятную, пусть и человеконенавистническую, идеологию. При известном конформизме, свойственном большинству людей, эта идеология могла вдохновлять и очень талантливых ученых вроде Курчатова или фон Брауна. Сегодня ничего, кроме самого примитивного, и к тому же агрессивного, варианта православия, российская власть предложить не может. И это вряд ли вдохновит кого-нибудь. С другой стороны, тоталитарная власть в прошлом обеспечивала творцам не только вполне комфортабельные материальные условия, но и возможность известного свободомыслия. Лаврентий Берия, отвечавший за атомный проект, просто выкидывал доносы на ученых. Однако я совершенно не уверен, что нынешней российской власти удастся создать «башню из слоновой кости» или попросту шарашку, которая обеспечит приток гениальных идей. Современная наука, насколько я понимаю, перестала быть уделом избранных. Блестящая идея может прийти в голову школьнику, студенту, младшему, прости Господи, научному сотруднику. И, став всеобщим достоянием усилиями сотен, если не тысяч людей, превращается в новую технологию. Что же, прикажите теперь всем им организовывать тепличные условия, защищать от полицейского произвола, ограждать от соловьиного помета на ТВ, жадности чиновников? Если к этому сводятся задачи власти, то зачем Путину такая власть? Не за то боролись. И самодержец, выбирая между XXI и XVII веком, обречен выбрать XVII…

 

 



Фото: 1. Россия. Москва. 21 сентября 2017. Президент России Владимир Путин и генеральный директор компании "Яндекс" Аркадий Волож (слева направо) во время посещения главного офиса компании "Яндекс", которой исполняется 20 лет. Михаил Метцель/ТАСС
2. Россия. Москва. 21 сентября 2017. Президент России Владимир Путин (справа на втором плане) во время посещения главного офиса компании "Яндекс", которой исполняется 20 лет. Алексей Дружинин/пресс-служба президента РФ/ТАСС













  • Николай Сванидзе: Это прямая угроза обществу: не выходить на улицу, не поднимать глаз, стоять — бояться.

  • "Коммерсант": Общественность отбивает одних фигурантов, правоохранители возбуждают дела против других

  • Ivan Babitski: Россией правят люди... жестокие без решительности, хитрые без ума... Выбрать себе настолько безупречную жертву, как Котов, чтобы продемонстрировать всем подчёркнуто бессмысленную жестокость...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Плевок
15 ОКТЯБРЯ 2019 // ГЕОРГИЙ САТАРОВ
Это всем нам. В лицо, смачно, глумливо, с чувством полной безнаказанности. Даже не плюнули, а харкнули. И ждут, что мы скажем спасибо, что пока не «размазали нашу печень по асфальту», как обещал милейший Песков. Плюнули учителям, политологам, членам РАН, юристам, студентам, актерам, затаившимся в коридорах власти системным либералам, благодаря которым, как гласит молва, мы наблюдали недавно легкое ослабление бульдожьей хватки Левиафана. Абсурдные, антиправовые, мстительные приговоры пошли по всей стране. Теперь невиновные в судах получают больше, чем убийцы, насильники и коррупционеры. И все только ради того, чтобы они могли спать немного спокойнее.
Прямая речь
15 ОКТЯБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Это прямая угроза обществу: не выходить на улицу, не поднимать глаз, стоять — бояться.
В СМИ
15 ОКТЯБРЯ 2019
"Коммерсант": Общественность отбивает одних фигурантов, правоохранители возбуждают дела против других
В блогах
15 ОКТЯБРЯ 2019
Ivan Babitski: Россией правят люди... жестокие без решительности, хитрые без ума... Выбрать себе настолько безупречную жертву, как Котов, чтобы продемонстрировать всем подчёркнуто бессмысленную жестокость...
Путинская оттепель с метелью и обморожениями
9 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«У вас там что, оттепель?» — с этого вопроса начинают интервью практически все иностранные корреспонденты, интересующиеся тем, что происходит в России. В ответ на недоуменное пожатие плеч зарубежные коллеги настаивают: «Ну, вот же Голунова освободили, Устинов на свободе. А Мосгорсуд отменил приговор фигуранту “Нового величия” Павлу Ребровскому и отпустил его под подписку. Оттепель же!». Дьявол, как обычно, в деталях, а путинская оттепель при ближайшем рассмотрении… Впрочем, по порядку. Павел Ребровский заключил досудебное соглашение со следствием и дал показания против других обвиняемых по делу «Нового величия», так как поддался на шантаж следователя...
Прямая речь
9 ОКТЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Это никакая не «оттепель». Когда говорят об оттепели, подразумевают осознанную политику.
В СМИ
9 ОКТЯБРЯ 2019
Общая газета: Московская полиция через суд намерена отсудить у Алексея Навального и других оппозиционеров 18 млн рублей из-за протестных акций, которые прошли в столице в июле и августе.
В блогах
9 ОКТЯБРЯ 2019
Кирилл Еськов: Именно так и поступали в НАЦИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ: семье казненного присылали счет за _услуги_ палача плюс стоимость веревки.
Суд в Ростове вовсе не показательный, а вполне типичный
7 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую пятницу Ростовский областной суд приговорил двух фигурантов дела о «подготовке к организации массовых беспорядков и участию в них» к шести с половиной годам лишения свободы. Следующие несколько лет, если апелляционная инстанция не встанет на сторону осужденных (так и хочется написать — «пострадавших»), Владислав Мордасов и Ян Сидоров проведут в заключении. Их «сообщник» Вячеслав Шамшин получил три года условно. Сразу надо оговориться, что беспрецедентным в этом деле, которое длилось без малого два года, является только жестокость наказание.
Прямая речь
7 ОКТЯБРЯ 2019
Зоя Светова: В московских СМИ внимания к этому делу было мало, хотя Ростов-на-Дону не так далеко, мы видим, что о деле самой Шевченко говорили много с самого начала, и, может быть, это ей помогло.