Что делать?
26 марта 2019 г.
Послание на все четыре стороны
18 МАРТА 2018, СЕРГЕЙ ЦЫПЛЯЕВ

В ежегодном Послании президента прозвучал широкий набор предложений и пожеланий, которые можно свести к трем направлениям:

1. преодоление технического отставания и экономический рост;

2. социальные блага и соцобеспечение, пенсии, продолжительность жизни;

3. военная мощь как ответ Западу.

Если мы посмотрим на все эти направления, то увидим, что каждое из них требует колоссальных экономических ресурсов. Скатерти-самобранки у России нет. Придется определяться, что первое, что второе и третье. Если учесть ту выставку достижений военного хозяйства, которая прозвучала в конце Послания, то есть большие шансы, что все остальные цели и задачи, упомянутые Путиным, просто не будут исполнены.

Если мы вспомним первый завет Дэн Сяопина (который прозвучал еще в 1977 г.), то он был таков: «Ни одна страна мира не может осуществить политику модернизации, если проводит политику изоляции». Китай открылся миру, туда хлынули инвестиции и новые технологии. И по прошествии 25 лет мы видим фантастический результат: рост экономики в более чем в 20 раз. СССР и Россия лет на 15 опоздали с этим, в результате не получили подобного потока инвестиций. Сегодня мы наглядно видим результат нашей близорукой политики и цену времени.

Отметим, что преодоление технологического отставания — постоянная российская проблема. И Петром I, и Сталиным она решалась самым быстрым и самым дешевым способом — заимствованием технологий на Западе. После этого стояла задача развития на собственной производственной базе и развитие экспортных отраслей. Другие варианты преодоления технологического отставания — опора на собственные силы, импортозамещение — красиво звучат, но ни к чему не приводят. Они требуют колоссальных затрат и напряжения сил. Вообще надо учесть, что мирового разделения труда еще никто не отменял.

Второй завет Дэн Сяопина тоже очень прост: «Держаться в тени и скрывать свои истинные намерения». Речь идет о том, что вся внешняя политика, все геостратегические вопросы должны быть ориентированы только на одну задачу – внутренний экономический рост. Все для экономического роста! Все для экономической победы! Это главный девиз. Остальное уходит на потом. И очень ясное понимание: если вы входите в военную конфронтацию, у вас неминуемо наступит экономическая и технологическая изоляция, вы окажетесь в очень тяжелом положении.

Идея, что можно провести технологическое перевооружение страны с опорой на собственные силы и при этом с упором на ВПК – иллюзорна. Она нигде не была реализована. Она ведет к чудовищному расходованию сил и народных средств, затягивание поясов и полный отказ от каких бы то ни было социальных завоеваний.

И еще одно важное замечание. Если мы сегодня посмотрим на уровень ВВП, то мы увидим, что на США приходится 25%, Китай около 20%; Россию — всего 2% мирового ВВП, причем у России — за счет добычи сырья. Экономический паритет России с Западом сегодня невозможен. Значит, невозможен и военный. На каком-то этапе вы можете рвануть, выжать все из своей экономики, но на длительной дистанции все равно проиграете. Сегодня мы видим, что 50% мирового производства оружия приходится на США, 10% — на Китай, по 4-4,5% имеют Саудовская Аравия и Россия. При этом у США это составляет 4,5% ВВП страны. Страны Европы не желают много тратить на вооружение — лишь 1% ВВП. США сегодня требуют, чтобы они выполняли нормативы НАТО и расходовали на оборону 2% ВВП.

Если развитые страны тратят 2%, а вы вынуждены тратить больше 4%, то ясно, что ваша экономика рано или поздно будет удушена военными расходами. Уже дважды наше государство распадалось, не испытывая никакого военного поражения. Это относится и к Российской империи, и к СССР. Экономика страны не выдерживала нагрузки военного комплекса, не выдерживала ее инфраструктура. Что, бог троицу любит? Мы хотим еще раз повторить этот опыт?

Если мы ставим перед Россией задачу не выпасть из той группы стран, которые движутся к постиндустриальной экономике, то мы должны понять, что постиндустриальная экономика требует, прежде всего, свободного творческого человека. И никакая внешняя разведка не обеспечит технический прорыв. Раньше можно было привезти танк, магнитофон, пригнать самолет, разобрать на части и воспроизвести. Но если у вас сегодня микроэлектроника, если у вас программное обеспечение, скопировать это вам будет не под силу.

И поэтому то пространство свободы, о котором много говорят, и есть та живительная среда, в которой только и может развиваться экономика постиндустриального времени. Нельзя ограждать это пространство сторожевыми вышками, как хотят некоторые наши политики. Внутри ничего не останется. Мы это уже проходили.


Фото: Deng Xiaoping speaks at a meeting in Beijing in March 1978. Deng, China's paramount leader, died Wednesday, Feb. 19, 1997 from an advanced stage of Parkinson's disease with complications of lung infections, the Chinese government said. He was 92. AP Photo/Xinhua/TASS












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Особенная идентичность
26 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
«Россия как одна из тех стран, которые столетиями шли своим собственным путем, и как держава, на протяжении большей части ХХ века олицетворявшая наиболее заметную альтернативную версию истории, не могла не оказаться в центре дискуссии о “нормальности”. Но любые нормы подвижны, как изменчивы и общества, поэтому, если та или иная страна существенно выделяется на фоне прочих, ей не обязательно должен выноситься приговор ненормальности. Куда более важным, на мой взгляд, является вопрос о векторе развития», — пишет Владислав Иноземцев во введении в свою книгу «Несовременная страна. Россия в мире XXI века».
Зачем нам богатые предприниматели?
25 МАРТА 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
Вопрос совсем не праздный. Наш народ 70 лет жил с идей коммунизма (или хотя бы социализма «с человеческим лицом»). А за предпринимательство в СССР полагался тюремный срок. Полки наших магазинов были пусты, за всем стояли огромные очереди, а советское, как мы хорошо знали, не значило – отличное. Преимущества экономики, основанной на рыночных отношениях и частной собственности, доказаны мировым опытом. Там, где существуют правовые государства и есть реальные гарантии собственности, где у власти находятся не «опричники», а политики, выигравшие честные выборы в конкурентной борьбе, уровень жизни простых людей в разы выше, чем в любой социалистической или авторитарной (по сути – феодальной или корпоративной) стране, подобной России. Ни одно государство, сделавшее ставку на ту или иную форму общественной собственности на средства производства, в клуб «золотого миллиарда» до сих пор еще не попадало.
РФ как вертикаль власти плюс коррупция всей страны; есть ли выход?
24 МАРТА 2019 // ИГОРЬ ЧУБАЙС
Между рецензией и листовкой (Письмо из Москвы)        Вводя в тему. Читать ученые книги, да еще не из своей области исследований – занятие любимое не всеми. Но иногда чтение экономических трудов оказывается действительно полезным и не экономистам. К тому же в данном случае один из авторов новой, коллективной работы – «Экономика России: что происходит и что делать» – всячески рекомендовал мне свое исследование. И этого автора я знаю как самого лучшего специалиста по налоговой системе и ее реформированию. Сразу уточню, речь в книге идет не столько о налогах, сколько в целом об экономической политике и экономической ситуации в нашей стране.
Горизонтальная Россия. Германия как воплощение русской мечты
18 МАРТА 2019 // ДМИТРИЙ ГУБИН
Германия вообще очень похожа на воплощение русской мечты о справедливой жизни. Достаток, социальные гарантии, добротность быта без особых ухищрений: в биргартенах все сидят на общих скамьях за общими столами, хотя кое у кого есть лошади или самолет. Но главное — обилие горизонтальных общественных связей. Основа немецкой жизни — Verein, ферайн: общество, кружок, союз. Ферайны здесь всюду. Вот во дворике играет оркестр почтовых рожков: ферайн, никаких сомнений. Есть ферайны рыболовов и охотников, кукольных мастеров и меломанов, а я на днях получил приглашение прогуляться по ночному лесу при свете факелов (устраивает лесолюбный ферайн).
В российском государстве не должно быть самодержавия!
13 МАРТА 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Россия — государство авторитарное, самодержавное, с монопольной властью президента. Президент у нас мало чем отличается от царя. Но для большей части россиян авторитаризм, монархизм, диктатура, «карманный» суд и произвол власти — явления привычные, корнями уходящие в историю народа. Теплится у людей только надежда на чудо, на доброго царя-президента, который будет подписывать указы и законы не ради выгоды своих друзей и опричников, а для пользы простого народа. Но скромные авторитарные правители, думающие прежде всего о своем народе, как ЛИ Куань Ю, к сожалению, встречаются крайне редко.
Гражданский долг по нашему и по европейски
13 МАРТА 2019 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
Российское общество много веков зиждется на пассивности людей, управляемых своекорыстной элитой. Те, кто пытался отстоять свои интересы, в глазах современников выглядели опасными смутьянами: что господам можно, то холопам запрещено. Существует представление, будто верховная власть – от Бога или, лучше сказать, наместник Бога на земле. При этом царь хороший, а бояре плохие. В России люди привыкли ругать власть на кухнях и писать царю челобитные.
Тернистая дорога к справедливому суду
12 МАРТА 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Как показывают исследования Левада-Центра, большинство россиян предпочитает иметь во главе страны правителя «от Бога» (не важно, как его называть — фараоном, царем или несменяемым президентом), не подчиненного ни парламенту, ни результатам выборов. Мы до сих пор не ушли от средневекового и советского сознания, живем в условиях «силовой цивилизации», где закон, «что дышло», а указание начальства важнее  закона. На страже авторитарного правления стоят многочисленные  «опричники» и суд, лояльный президенту.
Чему учить? Кому учить? Как учить?
4 МАРТА 2019 // ИОСИФ СКАКОВСКИЙ
Пожалуй, нет другого общественного института, которым люди были бы так недовольны на протяжении всей своей истории, как школа. Много ли в мировой литературе привлекательных образов учителей? Много ли взрослых, добрым словом поминающих школу, где они учились? Кого-то из  учителей ещё помянут добром, но школу… Много ли родителей, которые довольны школой, где учатся их отпрыски?
Почему одни страны богатые, а другие бедные. Часть IV (дайджест)
4 МАРТА 2019 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
  Инклюзивные политические и экономические институты не появляются из ниоткуда. Часто они возникают на фоне серьёзного конфликта тех, кто поддерживает экономический рост, и тех, кто на тот момент обладает политической властью. Инклюзивные институты зарождаются при наступлении исторических точек перелома, таких как Славная революция в Англии — то есть тогда, когда определённые факторы приводят к ослаблению правящих кругов и усилению оппозиции и в результате возникают стимулы для построения более плюралистического общества.
Что творят наши правители?
1 МАРТА 2019 // ВАЛЕРИЙ СОЛОВЕЙ
«Что они творят?!» — весьма распространенная оценка действий российского руководства. Его поступки зачастую кажутся странными и непонятными не только широкой общественности, но и экспертам. Между тем, за ними стоит логика специфического стиля мышления, пусть даже изначальная аксиоматика этой логики кажется сомнительной. Итак, три источника и три составные части мышления правящей группы российской элиты: традиционная российская стратегическая культура; профессиональная социализация данной группы; индивидуальный профиль президента Путина и субкультура его ближайших соратников.