Украина
16 декабря 2018 г.
В Киеве задержан журналист… Журналист ли?

ТАСС

В минувшую среду в Киеве в редакции РИА «Новости» Украины прошел обыск, после которого СБУ задержала главу агентства Кирилла Вышинского. Как следует из сообщений представителей украинского силового ведомства, он обвиняется в «подрывной деятельности» в Крыму, а так же в «поддержке ДНР и ЛНР». Ему предъявлено обвинение по статье о государственной измене. При обыске в доме самого Вышинского были обнаружены российский паспорт, медаль «За возвращение Крыма» и удостоверение, свидетельствующее о том, что г-н Вышинский награжден российским орденом «За заслуги перед отечеством». Сейчас он этапирован в Херсон, где находится офис прокуратуры автономной республики Крым, которая и завела дело против руководителя пророссийского портала. Скорее всего, уже в четверг Вышинский предстанет перед местным судом, который и определит ему меру пресечения.

ТАССРоссийский официальный истеблишмент кипит от возмущения. Депутаты, представители МИДа, руководители федеральных СМИ в едином порыве встали на защиту свободы прессы и самовыражения в сопредельном государстве. Реакция эта вполне предсказуемая и вряд ли заслуживает нашего с вами внимания. Но вполне критически о жестких мерах в отношении представителя СМИ высказались и некоторые либеральные журналисты, чье мнение нам интересно и важно. Так, скажем, мой товарищ и многолетний автор «ЕЖа» Антон Орехъ на сайте «Эха» опубликовал колонку, в которой прямо осуждает действия украинских силовых ведомств. Соглашаясь с тем, что пропаганда «отвратительна», «убивает личность и загаживает мозги», он все же полагает, что «с пропагандой нельзя бороться полицейскими методами».  Далее Антон предлагает нам представить себе «зеркальную ситуацию». Дескать, вы же, дорогие либералы, первыми станете вопить, если ФСБ в Москве начнет «врываться в офисы иностранных СМИ и вязать там журналистов».  (Тут не отвертишься – станем, конечно. Вот только, насколько эта ситуация «зеркальная»?) Заканчивается текст призывом ни в коем случае не репрессировать Соловьева с Киселевым после победы в России сил добра над силами зла, а бороться с их лживой пропагандой исключительно профессиональными методами.

Эта ясная и принципиальная позиция, несомненно, заслуживает того, чтобы вылиться в конкретные действия, и ее логичным продолжением стал бы призыв со стороны уважаемого Антона Ореха ко всем четырем странам, в свое время сформировавшим Нюренбергский трибунал, немедленно реабилитировать Юлиуса Штрейхера, главного редактора нацистской газеты «Штурмовик», казненного по приговору этого самого трибунала за антисемитскую пропаганду и призывы к геноциду. Замечу (и это представляется мне крайне важным), никаких иных обвинений ему не предъявлялось. Потому что этот страшный приговор исключил возможность для прогрессивных журналистов того времени в открытой и свободной дискуссии поспорить с господином Штрейхером о целесообразности лагерей смерти и массовом истреблении евреев.

Ну, и раз уж мы тут занялись разбором «зеркальных» ситуаций… (Не я, заметьте, встал на этот рискованный путь.) Украина, весь цивилизованный мир (да и, извините, ваш покорный слуга и даже, посмею предположить, сам Антон Орех) считает Крым аннексированной территорией. Другими словами – налицо преступление против суверенной страны. А если есть преступление, то логично предположить, что существуют и виновные в его совершении… И вот, у одного из граждан Украины обнаруживается награда, выданная, между прочим, министром обороны страны-оккупанта Сергеем Шойгу как раз по этому поводу. В сопутствующем документе прямо так и говорится: «За возвращение Крыма». Так, можем ли мы упрекать силовые органы Украины в том, что они хотят досконально разобраться в этом вопросе и установить реальную роль г-на Вышинского в совершении тяжких преступлений на территории Украины?

Теперь что касается судьбы фронтменов и рядовых участников российского пропагандистского проекта в постреволюционной России… Я вслед за Орехом выскажусь категорически против репрессий в их адрес. Тем более – внесудебных! Но без открытых и гласных процессов обойтись, конечно, не удастся. Приведу простой пример. Все мы помним историю с «распятым в Донбассе мальчиком». Теперь представьте себе, что конкретная женщина приносит заявление в прокуратуру, в котором говорится, что ее сын в 2014 году поехал в Украину, участвовал там в боевых действиях (то есть, возможно, убивал других людей) и сам погиб после просмотра соответствующего сюжета по телевизору. Вот он прямо ей так и сказал: «Дорогая мама, смотри, что там творится, я не смогу дальше жить, если не вмешаюсь!» Но теперь из СМИ она выяснила, что информация о «распятом мальчике» была ложью, и получается, что ее сына дезинформировали, а, следовательно, гражданин России погиб зря. Теперь она просит прокуратуру установить конкретных виновных в этом преступлении. Что в этом случае делает нормальная прокуратура? Правильно – заводит уголовное дело, в рамках которого пытается выяснить все нюансы и детали случившегося.

Я крайне не люблю терминологические дискуссии и считаю их контрпродуктивными. Но даже пропаганда, основанная на заведомо ложных фактах, может быть разной. Взять, скажем, пропаганду здорового образа жизни. К примеру, вам с экрана телевизора рассказали, что, если вы по утрам будете пробегать по десять километров, то проживете до ста двадцати лет. Это одна история. Но если вас годами убеждают в том, что в соседней стране едят детей, и вы, возмущенный, бросаетесь на спасение малюток, нарушая при этом массу разных законов, убивая других людей, и в итоге гибнете сами, то это совсем другая история.

И общественная реакция на данные события не может быть одинаковой.            



Фото: 1. Украина. Военнослужащий СБУ. Валерий Матыцин/ТАСС
2. Ukraine Media. Kiev. 15.05.2018. Kirill Vyshinskiy, bureau chief of RIA Novosti news agency in Ukraine, posing for a photo in Kiev, who was detained on suspicion of treason. Ukraine's state security agency raided offices of two Russian state-owned media outlets in the Ukrainian capital Tuesday and leveled treason accusations against Vyshinskiy, a move that drew sharp criticism from the top trans-Atlantic security and rights group. (AP Photo/Evgen Kotenkо)/TASS













  • Сергей Цыпляев: Военных действий ждать, конечно, не стоит, но предстоит очень сложная дипломатическая борьба вокруг захваченных корабле и арестованных моряков.

  • "Независимая газета": Россия, похоже, попала в ловушку, из которой нет выхода.

  • Владимир Ермолин: Лишь однажды за свою службу в ВМФ я оказался в гуще ЧП в открытом океане... И только дураки могут потешаться, злорадствовать, слушая дрожащий голос украинского офицера. Это наш общий кошмар!

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Безвыигрышное положение
27 НОЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Значительная часть споров относительно военно-морской потасовки, устроенной в Керченском проливе, сводится к дискуссии о том, нарушали ли украинские бронекатера российские территориальные воды и, стало быть, имели ли наши морские пограничники «законное право» на их «вытеснение» и применение оружия. Споры эти, на мой взгляд, совершенно пустые. Ведь те, кто в них участвует, апеллируют к международному праву, в частности к Конвенции ООН по морскому праву. Но, согласно этому самому международному праву, никаких российский вод, ни территориальных, ни внутренних, вокруг Крыма не существует. Потому что, с точки зрения всего остального мира (включая российских союзников по ОДКБ), полуостров принадлежит Украине.
Прямая речь
27 НОЯБРЯ 2018
Сергей Цыпляев: Военных действий ждать, конечно, не стоит, но предстоит очень сложная дипломатическая борьба вокруг захваченных корабле и арестованных моряков.
В СМИ
27 НОЯБРЯ 2018
"Независимая газета": Россия, похоже, попала в ловушку, из которой нет выхода.
В блогах
27 НОЯБРЯ 2018
Владимир Ермолин: Лишь однажды за свою службу в ВМФ я оказался в гуще ЧП в открытом океане... И только дураки могут потешаться, злорадствовать, слушая дрожащий голос украинского офицера. Это наш общий кошмар!
«Путин – это война!» — Борис Немцов
26 НОЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшее воскресенье наследники славы великих русских флотоводцев устроили небольшое морское сражение фактически под одним из пролетов Крымского моста. Бесстрашные моряки-пограничники с помощью авиации и приданого спецназа грудью преградили путь вражескому флоту, не дав ему прорваться в акваторию нашего внутреннего моря – Азовского. Абсолютно уверен – все, кто сегодня посмеют усомниться, что Азов наше внутреннее море лишь на том смешном основании, что оно омывает часть украинской территории, будут признаны предателями и врагами России. Итак, два боевых украинских катера и один буксир плыли из украинского города Одесса в другой украинский город, Мариуполь. 
Прямая речь
26 НОЯБРЯ 2018
Аркадий Дубнов: Чисто эмоционально меня поражает тот злобный азарт российских моряков, с которым они атакуют несчастный буксир. Они точно знают, что победят и им никто не ответит.
В СМИ
26 НОЯБРЯ 2018
Медуза: Вооруженные силы Украины приведены в состояние полной боевой готовности, сообщает Минобороны страны, ссылаясь на решение Совета национальной безопасности и обороны.
В блогах
26 НОЯБРЯ 2018
Александр Кынев: Всё печально и предсказуемо - когда рейтинги падают, ничего другого кроме отвлекающей внимание внешнеполитической эскалации, власти похоже придумать не могут
Российские санкции как награда
2 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В постановлении правительства РФ № 1300 от 1.11.2018 о санкциях в отношении Украины названы 322 украинских гражданина и 68 компаний, которым Россия станет блокировать безналичные денежные средства и имущество, а также запретит вывозить свои капиталы за пределы России. Для многих из тех, кто попал в санкционный список, это стало наградой. Общую точку зрения выразил генпрокурор Юрий Луценко: «Это предмет гордости для нас… С удовольствием увидел, что я есть (в списке). Значит, я на правильном пути». Полагаю, что многие журналисты Украины, чьих имен нет в списке, втайне завидуют, например, Виталию Портникову, который удостоился такой чести. 
Прямая речь
2 НОЯБРЯ 2018
Георгий Чижов: Списки были составлены просто довольно халтурно. Можно предположить, что это было сделано задолго до указа президента...