Что делать?
23 сентября 2020 г.
Прямая демократия — средство против господства олигархов
Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

 

Дайджест по книге Ивана Бло «Прямая демократия. Единственный шанс для человечества». М: Книжный мир, 2015.

Иван Бло – доктор экономических наук, бывший депутат французского парламента, бывший депутат Европарламента, автор множества работ по прямой демократии и западным политическим институтам.

 

Даже в развитых странах власть нередко сосредоточена в руках руководителей олигархического типа, которые возглавляют крупные политические партии и связаны с мощными профсоюзными, банковскими, культурными и культовыми лобби. Олигархическая власть всегда стремится ограничить свободы граждан. Ее идеал – когда граждане являются просто зрителями политических игр, послушно голосуют за кандидатов, предварительно отобранных по партийным процедурам, в которых у граждан нет права голоса. Реальная демократия олигархам не нужна.

Избежать уклона в олигархию помогает прямая демократия – референдумы с правом вето на принятые законы и народная инициатива выдвигать новые. Она удачно работает в Швейцарии, где с 1948 г. через референдумы прошло более 200 законопроектов, из которых были одобрены 70%. В этой сфере интересен также опыт Италии и Германии.

Швейцарские коммуны контролируют треть бюджетных расходов, могут выступить с законодательными инициативами, в частности, по налогообложению. Граждане вправе потребовать вынести на референдум закон, принятый парламентом. Для этого им надо собрать 50 тысяч подписей (1% избирателей, 8 кантонов) в течение 100 дней. В это время закон не действует. Он вступит в силу лишь после одобрения большинством поданных голосов.

Чтобы инициировать внесение конкретного изменения в Конституцию, предстоит собрать уже 100 тысяч подписей (2% избирателей), на что отводится 18 месяцев. Парламент дает свою оценку предложению и может выдвинуть контрпредложение. Тогда на голосование выносятся оба проекта. До завершения сбора подписей парламент и правительство имеют время на то, чтобы отреагировать на инициативу. Референдум должен состояться не позднее, чем через 4 года. Столь длительный срок позволяет гражданам хорошо изучить вопрос и сформировать свое мнение. Если инициаторы видят, что парламент в должной мере занимается проектом, они считают свою миссию выполненной и отказываются от референдума.

Швейцарская Конституция обязывает радио и телеканалы уважать различные мнения, освещать их сбалансировано. Каждый избиратель до голосования получает от правительства информационную брошюру. В ней приведены выносимый на голосование текст и проект закона, аргументы авторов инициативы, рекомендации парламента и правительства. Социологические исследования фиксируют слабое влияние финансов на результаты голосования, они не могут перебить волну общественного мнения. В референдумах участвуют в среднем 44% граждан (в национальных выборах – 45%). Это высокий показатель, если учесть, что ежегодно каждому гражданину Швейцарии на референдумах задают по 30–40 вопросов.

Результатом прямой демократии в Швейцарии стала устойчивая политическая стабильность и доверие к власти. Поскольку народная инициатива дает возможность гражданам выражать свое мнение, выступить с законопроектами, нет необходимости в демонстрациях и забастовках. 80% швейцарцев считают, что могут влиять на политику своей страны (в отличие от 40% французов и нескольких процентов россиян). Правительство управляет страной в согласии с народом, а не продавливает свои идеи любой ценой. Прямая демократия принесла и высокие экономические результаты. В Швейцарии с того момента, как там установили институты прямой демократии, налоги снизились на 30%, бюджетные расходы – на 30%, государственный долг – на 50%.

Чиновник, разрабатывающий новый налог, не ощущает его на себе так, как это ощущает мелкий предприниматель. Депутат, голосуя за законопроект, знает, что от его голосования зависит его политическая карьера. Они не понимают «житейскую сущность» проекта. Смысл народных инициатив и референдумов состоит в том, чтобы при принятии решений задействовать знания непосредственных потребителей норм законов. Референдумы и народные инициативы по вопросам иммиграции существенно ужесточили швейцарское законодательство. Это не смогли бы сделать по собственной инициативе ни парламент, ни правительство.

Благодаря референдумам и народной инициативе права швейцарцев гораздо более весомы, чем права французов, которые часто протестуют, выходя на улицы, но при этом позволяют политикам обходиться с собою, как с несовершеннолетними. Прямая демократия не препятствует парламенту выполнять его функции, но противодействует влиянию на него олигархических групп, как это происходит в политических режимах, основанных на парламентской демократии, подобных французской. Прямая демократия позволяет воспользоваться правами молчаливого большинства, которые игнорируют олигархи. Предоставленная народу возможность принимать участие в законодательстве не ставит под вопрос представительную демократию. На референдум не может выноситься вопрос о вотуме недоверия парламенту. Прямая демократия усиливает ответственность граждан, поскольку практика проведения референдумов побуждает людей изучать информацию по вопросу, размышлять, привлекать свой жизненный опыт и принимать разумное решение.

Паскаль Сален, вслед за Гербертом Спенсером, показал в своей книге «Вернуться в капитализм», что западный мир обречен на катастрофу, потому что находится в руках олигархов, которые, прежде всего, управляющие, а не собственники. Они распоряжаются не своими, а чужими деньгами, и, если допускают ошибки, то уходят, но с «золотыми парашютами». Они приносят долгосрочные интересы в жертву краткосрочным. Только прямая демократия может сдерживать эти отклонения, потому что простой избиратель как раз и является собственником, а не управляющим на короткий срок. Он обязан позаботиться о всей своей жизни, а не о «сроке полномочий», о своей семье и детях. То есть на референдуме избиратель исходит из долгосрочной логики, которой не пользуется управляющий. Но, будем объективными: установление прямой демократии практически невозможно без наступления в стране серьезного политического кризиса.

 

Фото: PA Images\TASS












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Выборы и федерализм в США. Какая связь?
14 СЕНТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
В России есть традиция каждые четыре года высмеивать Коллегию выборщиков – существенный элемент американских выборов. Скоро придет новая волна обсуждения этой темы. Можно не сомневаться, что выскажутся десятки экспертов и мы снова услышим упреки в недемократичности американской избирательной системы. Главный недостаток критики видят в том, что кандидат, получивший большее число голосов на всеобщих выборах, может и не стать победителем. Так было всего пять раз: три раза в 19 веке и два раза в этом.
Наша культура и наша коррупция. Сравним Россию со Швецией
4 СЕНТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Сегодня жители всех стран носят европейские одежды. Но по отношению к власти, к своим неотъемлемым правам, по способности отстаивать свои интересымногим далеко до европейцев. Некоторые народы живут в условиях современных феодальных или, как говорят политологи, «естественных» государств, в которых указание начальства важнее закона, выборы — бутафория, а статья конституции, гласящая о том то, что народ есть источник власти, — фикция. В этих странах иные обычаи, иная этика. 
Ухабы на пути к правосудию
27 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Дайджест по публикациям СМИ Нужен ли нам справедливый суд? Независимый от президента, министров, полковников и генералов? Большинство россиян ответят: нужен! Впрочем, так скажут далеко не все. У обывателя с совковой культурой всегда теплится надежда, что судебные дрязги его минуют. Он знает, что в России распоряжение начальства важнее закона. Ему нужно, чтобы начальство к нему хорошо относилось, а без независимого суда он и так проживет. Но жизнь наша усложняется. Развитие бизнеса, рынок, глобализация вынуждают россиян уходить от современных феодальных порядков.
О тупике кланового капитализма
24 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Протесты в Хабаровске и в Беларуси свидетельствуют, что постсоветские общества переходят на новый этап своего развития. Общества атомизированные, пораженные страхом, сменяются обществами солидарными. И у этих новых обществ, похоже, иные цели. Конечно, это уже не восстановление империи СССР и не противостояние с развитыми странами Запада. Это переход к реальному народовластию, обеспечение неотъемлемых прав граждан, в том числе права на честные выборы. Это наличие независимого и справедливого суда, реальные гарантии прав собственности. И все же важнейшим для многих остается вопрос об уровне их жизни.
Аресты губернаторов и реальность нашего федерализма
17 АВГУСТА 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
Губернатора Хабаровского края Сергея Фургала задержали  восьмого июля.  Сразу же в городе начались протесты  и продолжаются уже более месяца. За что и против чего выступают хабаровчане? Ясно, против задержания Фургала федеральными властями. Но с другой стороны, протестующие фактически защищают один из основных принципов федерализма - разделение властей между субъектами федерации и федеральным центром. 
Клановый российский капитализм. Часть 2
6 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест публикаций Леонида Косалса Кланы в современной России ведут свое происхождение с советских времен. Тогда неформальные отношения существовали на всех уровнях, снизу доверху, от заводского цеха до Политбюро. Эти многочисленные «тайные общества» были полностью закрыты для посторонних. Если «толкач» с одного завода ехал на другой, чтобы добыть дефицитный металл для простаивающего станка, то информация о том, сколько это стоило, кому именно пришлось оказать услуги или заплатить, не должна была «утекать» посторонним, так как это создавало реальную опасность попасть под пресс государства с лишением партбилета, открытием персонального или уголовного дела и другими репрессиями. Закрытые сообщества исполняли роль своего рода защитного механизма, который помогал человеку выжить в репрессивном государстве.
Клановый российский капитализм. Часть1
4 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест по публикациям Леонида Косалса   Важнейшая черта нашего общества — «клановое государство», основная функция которого — обеспечение благоприятных условий для крупнейших кланов, создание им преимуществ перед всеми другими участниками политической и экономической жизни. Кланы — это закрытые теневые группы бизнесменов, политиков, бюрократов, работников правоохранительных органов, иногда представителей организованной преступности. Они объединены деловыми интересами и неформальными отношениями. Наличие таких кланов — главное отличие России от стран с конкурентным рынком,  где главную роль играют независимые предприниматели, конкурирующие между собой.
О нашем «естественном государстве»
31 ИЮЛЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В Хабаровске три недели протестуют граждане. Против чего они протестуют? Против ареста губернатора Сергея Хургала? Или против порядков, допускающих арест избранного народом губернатора по странным обвинениям? Его этапирования в Москву для расправы в «карманном» суде? Если это так, то требование граждан проводить суд присяжных в Хабаровске  — это прелюдия очередной смены правил нашей жизни, или того, что именуется термином «государство». В поправках в Конституцию в ст. 75/1 их авторы записали, что в РФ «создаются условия для взаимного доверия государства и общества». Что они понимают под словом «государство»?
Борьба с коррупцией в Сингапуре. Часть 2
28 ИЮЛЯ 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Сегодня Россия — сырьевой придаток  развитых стран. Высокотехнологичных производств почти не осталось. Но развитие России  остановить даже с помощью репрессий вряд ли удастся. Рано или поздно и наш народ  избавится от  коррумпированной авторитарной власти номенклатуры. Тогда и встанет остро вопрос о назревших реформах, Впрочем, уже сегодня нам полезно знакомиться с опытом  наиболее продвинутых в этом отношении  стран, в частности Сингапура. Об этом идет речь в предлагаемом читателям «Ежедневного журнала» дайджесте по книге премьер-министра Сингапура  Ли Кань Ю. Часть 1. 
ОГЭ, ЕГЭ и другие
27 ИЮЛЯ 2020 // ИОСИФ СКАКОВСКИЙ
Недовольство состоянием школьного образования стало общим местом в современном российском обществе. Недовольны преподаватели и учащиеся, ворчат родители, возмущаются журналисты и деятели культуры. Доволен только чиновник, в руках которого это образование оказалось. Поговорим об одной из причин этого недовольства. С появлением ОГЭ и ЕГЭ, по крайней мере, начиная с 9 класса, школьные уроки в России полностью превращаются в процесс подготовки к этим экзаменам.