Что делать?
21 июня 2019 г.
Будущее России в ее прошлом
18 ФЕВРАЛЯ 2019, ИГОРЬ КОН
Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Если идти вперед, глядя назад, ты даже на ровном месте будешь спотыкаться и падать. Но это верно лишь для тех, кто куда-то идет. Тем же, кто бродит по цепи кругом, будущее не сулит ничего нового.

Давно сказано, что у России непредсказуемое прошлое, потому что ее историю постоянно переписывают в интересах меняющихся начальников (достоверно известно, что Иван Грозный собственноручно редактировал русские летописи). Зато в нем кристально ясно отражается наше будущее. Если не считать всем известных Дорог и Дураков, в российской истории четыре константы: Славное Прошлое, Плохие Соседи, Мудрый Вождь и Светлое Будущее. А поскольку в ней все течет и ничего не меняется, у нас каждый старик может быть пророком. Почему бы и мне не поработать в этом жанре?

Я начал читать взрослые газеты и разбираться в политике еще до войны и все помню не хуже Пиковой дамы. В 1940 году по просьбе прибалтийских республик (остряки тогда говорили, что прибалты обратились с просьбой: «Протяните нам руку помощи, а ноги мы протянем сами») мы ввели туда войска, после чего они пожелали навсегда стать нашей составной частью. А теперь болтают об «оккупации»…

Потом была тяжелая война, но уже в 1946 г. товарищ Сталин четко обрисовал наши перспективы. Указанные им нормативы производства чугуна и стали мы превзошли, до райской жизни было рукой подать. Но тем временем чугун и сталь потеряли былое значение. Кроме того, пришлось спасать от американо-ооновской агрессии Северную Корею, затем давить танками поддавшихся влиянию западной пропаганды берлинских рабочих, потом, чтобы гэдээровские немцы не разбежались, сооружать берлинскую стену. В 1956 г. от западной интервенции пришлось спасать венгров, в 1968 г. – чехов и словаков, очень много хлопот было с Польшей. Все они были нам благодарны.

В 1961 г. наши долгосрочные светлые перспективы окончательно прояснились. Очередной съезд партии твердо обещал, что через 20 лет мы будем жить при коммунизме. Правда, по поводу обещаний догнать и перегнать США по производству мяса и молока злые языки преподавателей научного коммунизма говорили, что догнать – это хорошо, а вот перегонять не надо, чтобы американцы не увидели нашей голой задницы. Тем не менее, мы единодушно голосовали за. Впрочем, когда от развернутого строительства коммунизма мы вернулись в развитой социализм, тоже никто не возражал, нас радовал собственный реализм.

Зловредный Запад нас опять подвел. Очень дорого стоило возить ракеты туда-обратно на Кубу, поддерживать революции в Африке, Азии и Латинской Америке, а потом списывать их безнадежные долги. Наша многолетняя борьба с израильской военщиной помогла становлению центров международного терроризма, которые позже стали действовать против нас. Потом мы оказали бескорыстную (честное пионерское – ничего, кроме убытков!) интернациональную помощь народу Афганистана, где нас все обожали, но американские империалисты развязали против нас партизанскую войну, так что и оттуда пришлось уйти.

Разве это не славное прошлое?

Огромных денег стоила борьба за мир во всем мире, против размещения американских ракет в Европе. Мы уже почти выиграли эту мирную историческую битву, но тут упали мировые цены на нефть, а других источников дохода у нас не было, и американские империалисты с помощью гайдаровской пятой колонны коварно разрушили нашу страну.

С трудом пережив страшные 90-е, когда было непонятно, кто кого прихватизировал, благодаря нефтяному буму мы все-таки встали с колен, нашли нового Национального Лидера, вернулись к своим духовным истокам, вспомнили «Москву – третий Рим», «православие, самодержавие и народность», создали новое морально-политическое единство и национальное согласие. Оценили и заслуги незабвенного товарища Сталина. Очередной 20-летний экономический план затмил жалкую программу КПСС, в нем все рассчитано до копейки, это тебе не «экономика должна быть экономной»… Мы снова стали бряцать оружием, углеводородами и нанотехнологиями, перепугав не только ближних, но и дальних соседей. Глубоко порочной европейской идее прав человека противопоставили свои традиционные морально-религиозные ценности, зримым воплощением которых наша страна была от Ивана Грозного до Сталина.

Западный империализм по-прежнему загнивает, но не сдается. Наглая грузинская агрессия (как будто это не мы в свое время отдали им Абхазию и Южную Осетию?), украинский реваншизм (и зачем только мы освобождали Западную Украину от польского владычества?), британские разведчики-отравители… Несмотря на общие семейные ценности и личную дружбу с нашим президентом, Джордж Буш специально, чтобы досадить нам, подорвал американскую и мировую экономику, и это, вопреки научным прогнозам наших экспертов, отрицательно отразилось на российском рынке.

Верные традициям, мы и на сей раз не растерялись. Помня пословицы «скажи мне, кто твои друзья, и я скажу, кто ты» и «с кем поведешься, от того и наберешься», вместо подлых старых завистников мы приобрели новых замечательных друзей (не буду называть их имена к ночи) и предложили миру новые захватывающие планы всеобщего консервативного обновления.

Главное – вера в Национального Лидера. Общеизвестно, что наши оценки любимых вождей меняются по стандартной формуле: «Ну, а потом его немножечко того, тогда узнали мы всю правду про него…» В данном случае «того» невозможно, нас может разлучить только смерть, его или наша, дай Бог ему здоровья! Да и как можно не любить человека, который персонифицирует наши лучшие свойства и чаяния?

Признаюсь, в глубине души мне всегда было немного жалко наших вождей. Их, как правило, хвалят и ругают не за то, что они сотворили, а за то, в чем они ни сном, ни духом не виноваты.

Однажды Бог вызвал для отчета глав великих держав. Американский президент (это было задолго до обоих Бушей), рассказывая о своих трудностях, не выдержал и заплакал. Господь потрепал его по плечу и сказал: «Ничего, как-нибудь образуется». То же самое повторилось с английским премьером, Господь сказал: «С Божьей помощью и это пройдет!» Но когда наш генсек гордо поведал о достижениях своей страны, Господь молча сел рядом с ним и сам заплакал…

Наша главная беда – неверие. До 1917 г. мы свято верили в Вертикаль Власти, простиравшуюся от Бога, Царя и Отечества до последнего городового. Сегодня мы не знаем, кого больше бояться, бандита или милиционера, и кому сочувствовать – прокурору, адвокату, обвиняемому или судье. Беспощадные подковерно-публичные (никогда бы не поверил, что такое единство возможно) разборки спецслужб сделали подозрительным даже чекистский крюк, на котором, казалось, так надежно подвешено наше государство и каждый из нас в отдельности. Философский вопрос — верить кому (и чему) или в кого (и во что)? — кажется еще более неразрешимым, чем практический (в старинном оригинале речь идет о сексуальных услугах): «заплатить или надуть?»

А может быть, нужна не вера, а доверие (эти чувства различны и даже противоположны)?  Но как оно может сформироваться в атмосфере глобального обмана и тотальной коррупции?

Даже если прилетит вдруг волшебник в голубом (неужели и здесь подвох?!) вертолете и бесплатно развезет всю нашу правящую элиту по ее совсем не воздушным испанским замкам, в нашей жизни ничего не изменится. После очередного мучительного передела власти и собственности мы найдем нового доброго Кощея Бессмертного (он же – Иван-царевич в зрелости), который отомстит, наконец, неразумным хазарам и гарантирует очередной виток нашего славного прошлого.

Для предсказания нашего будущего не нужно ни социологии, ни футурологии. Наша история — повторение одних и тех же грабель (недаром мы страна древней земледельческой культуры).  Вот если бы мы научились различать право и лево, верх и низ, перед и зад и перестали вечно бродить по заржавевшей цепи (оригинальную златую в Торгсин снесли еще в 1920-х, когда у Лукоморья дуб срубили, Кота в котлеты изрубили, а Лешего сослали в Соловки),  наше прошлое, возможно, стало бы более определенным, а будущее – вариабельным.

Но за прошлое в ответе наши славные предки, а кому нужно непредсказуемое будущее? И что скажут по этому поводу наши нерожденные потомки, от имени которых кричат народные витии? Нет уж, пусть все идет, как всегда…

Полит.ру 2008 год

Фото: Петр Ковалев/ТАСС












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
На чем держится коррупционная вертикаль? Опыт Румынии
17 ИЮНЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
На Земле живут разные народы с разной культурой. У китайцев и корейцев в культуре конфуцианская традиция — ходить к начальству с подарком, чего не приемлют финны. И финны, и шведы странным образом считают, что раз чиновники — госслужащие, то должны служить своему народу, а не собирать с него дань. Идеалисты!
Можно ли победить воровство?
7 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ
Оговоримся сразу, нас не слишком будет интересовать криминальный промысел «классических» воров – домушников, карманников, грабителей магазинов и прочих, сделавших кражу чьего-либо имущества своей профессией. Маргинальная прослойка таких людей есть в любых обществах. И в любых странах – что бедных, что богатых – существует отчетливый общественный запрос, если не на полное искоренение, то всяко на минимализацию возможности профессиональных преступников завладеть деньгами и имуществом граждан или частных юридических лиц.
Sapiens. Краткая история человечества
2 ИЮНЯ 2019 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
Юваль Ной Харар  Sapiens. Краткая история человечества  М.: Синдбад, 2019  Дайджест книги в форме последовательного цитирования наиболее значимых мест произведения. Ход человеческой истории определили три крупнейших революции. Началось с когнитивной революции, 70 тысяч лет назад. Аграрная революция, произошедшая 12 тысяч лет назад, существенно ускорила процесс. Научная революция – ей всего-то 500 лет – вполне способна покончить с историей и положить начало чему-то иному, небывалому.
Двойное бремя российской экономики
28 МАЯ 2019 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
Хотя российская экономика не приспособлена для динамичного развития при низких ценах на нефть, бремя социальных расходов, которое ей приходится нести, остается довольно тяжелым. Патерналистски настроенное общество хочет, чтобы государство заботилось о нем в любых условиях, и это желание вполне понятно. Такого рода патернализм имеет место и в самых развитых западных странах, где люди отнюдь не против того, чтобы получать «халяву». Однако мы не имеем сегодня тех возможностей для патернализма, которые существуют на богатом Западе. Поскольку наше общество дало властям карт-бланш на сохранение правил игры в экономике, при которых чиновничество активно собирает свою ренту с бизнеса, у государства в кризисной ситуации остается всё меньше ресурсов, чтобы быть заботливым патроном.
Из «слабовиков» в силовики
15 МАЯ 2019 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
Бандитский бизнес 1990-х гг. сформировал привлекательный образец для бизнеса, осуществляемого сегодня силовиками. А то, что делают силовики, сформировало, в свою очередь, образец для многих государственных чиновников, не принадлежащих к числу сотрудников госбезопасности, полицейских или прокуроров, но имеющих тем не менее неплохие возможности кормиться с бизнеса, попадающего от них в зависимость. Дело в том, что наехать на бизнес можно абсолютно цинично и беззастенчиво, угрожая оружием и расправой, а можно наехать, используя российское законодательство и российские правила игры. По закону чиновникам предоставляется много возможностей для контроля над бизнесом и для вынесения решений, ущемляющих бизнесменов.
Система Путина
13 МАЯ 2019 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
В пирамиде Путина нет никакой системы сдержек и противовесов, кроме самого Путина. Ни парламент, ни суд, ни пресса не могут стать по-настоящему серьезным препятствием на пути тех влиятельных групп, которые стремятся любыми способами максимизировать свои доходы. Или, точнее, в обычной ситуации рыночная конкуренция эти доходы ограничивает. Но в том случае, когда влиятельным группам интересов удается встать над конкурентной борьбой, они могут грести деньги лопатой. Формально и для них существует закон, но есть и многочисленные способы этот закон обходить.
Бедность как стандарт. Об особенностях российской бедности
5 МАЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Несмотря на впечатляющий экономический рост, случившийся в России в начале этого столетия, проблема бедности в нашей стране так и не была решена. Если в 2000 году официальная статистика сообщала о том, что доход ниже прожиточного минимума получали 42,3 млн россиян, то к 2007 году эта цифра снизилась более чем вдвое — до 18,8 млн, но с тех пор практически не изменяется, оставаясь близкой к 19 млн человек. Конечно, уровень прожиточного минимума вырос – в рублях с 1285 до 10328 в 2018 году, а в долларах по текущим курсам — с 46 до 160. Однако факт остается фактом: на фоне фактического удвоения ВВП бедность сократилась в два раза, но, с одной стороны, остается весьма значительной и, с другой стороны, давно не показывает положительной динамики.
Аморальность воровства в глазах российского общества: от Рюрика до Путина
30 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ
Воровство в обывательском понимании обычно ассоциировалось в основном с ворами — домушниками, карманниками. Но где-то с момента общественной активизации конца 80-х гг. прошлого века к воровству стали относить любые ненасильственные имущественные преступления с целью личного обогащения, например, разворовывание бюджетных средств. Этого значения слова мы и будем придерживаться, рассматривая морально-этические аспекты воровства в русской истории.
Политическая культура, менталитет — ключ к процветанию страны
30 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Существует около 25 стран, которые сумели модернизироваться, предоставив свободный доступ граждан к занятию бизнесом и освободив их от уплаты ренты, т.е. обеспечив тем самым им достойную жизнь. (Рента – это то, что власть имущие могут изъять под угрозой насилия при условии, что хозяйство данника не разорится, семья не вымрет и, возможно, даже останутся средства для развития хозяйства. Дань – ренту – власти изымают как через официальные завышенные налоги, так и через откаты и взятки.)
Куда нас толкают армейские порядки
25 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Вас никогда не поражала противоречивость некоторых наших привычных норм поведения? Если на улице близкая вам женщина попросит ударить встречного прохожего по голове ломом, вы исполните просьбу? Вряд ли. С чего бы это? Потому что без галстука? И вы хорошо знаете, что вам за убийство будет. А вот если ваш лейтенант, увидев в бинокль на другой стороне реки группу людей в форме неприятельской армии, прикажет вам их подстрелить? Вы, скорее всего, это сделаете. Это приказ, а за неисполнение приказа — расстрел на месте. Но ведь те люди ничего плохого ни вам, ни вашим друзьям не сделали, они просто одеты в другую форму, а злосчастные политики просто не сумели поделить какой-то там остров. И у этих кандидатов в покойники есть семьи, жены, дети, которые останутся без кормильцев!