В оппозиции
16 июля 2020 г.
Как Тимченко, Колпаков, Муратов и Осетинская слили протест
12 ИЮНЯ 2019, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

«Про марш. Наша позиция: мы отбили нашего парня, всем огромное спасибо. Это общая победа, результат невероятной кооперации людей. Но активизмом мы не занимаемся и не хотим быть героями сопротивления, простите. Поэтому на завтрашнюю акцию не призываем. Если люди пойдут – будем освещать плотно, как положено», – сообщил Иван Колпаков, главный редактор «Медузы».

«Наше предложение: завтра немного выпить, а в ближайшие дни добиться согласования акции в центре Москвы», – это уже цитата из совместного заявления того же Ивана Колпакова, Галины Тимченко, Елизаветы Осетинской, Дмитрия Муратова и адвоката Сергея Бадамшина. Сам главный герой последних дней, Иван Голунов тоже дистанцировался от акции 12 июня. По его мнению «лучше уделить время близким и родным и какой-то конкретной помощи, чем пойти на марш».

«Активизмом мы не занимаемся», – утверждает главный редактор «Медузы». А стояние тысяч людей в пикетах, это что, профессиональная журналистская деятельность? А петиция с почти двумя сотнями подписей, в том числе и журналистских – это не активизм? А выход трех деловых газет с одинаковыми первыми полосами: «Я/мы Иван Голунов» – это разве не активизм?

«Мы отбили нашего парня, всем спасибо» и все, видимо, свободны, так что ли, Иван Колпаков? Вы что, правда не понимаете, что в следующий раз, когда очередной журналист станет жертвой провокации – а это путинский режим нам обеспечит в два счета, можете не сомневаться – «отбивать нашего/вашего парня» вы должны будете только силами своей редакции и еще пары-тройки сотен самых верных читателей? Вы уверены, что отобьете?

Дорогой Дима Муратов, идея «немного выпить» в выходной прекрасна и очень соответствует настроению победы. Говорю без иронии. Только вторая часть вашего заявления насчет акции в следующие выходные уже стала бессмысленной. Мэрия стеной встала против марша 12 июня, поскольку он «будет мешать москвичам», но мгновенно согласовала акцию 16 июня. И ты, дорогой Дима Муратов, знаешь почему. У акции 12 июня заявители неправильные, а у акции 16 июня – очень правильные: Павел Гусев (без комментариев), Владимир Соловьев (не тот самый-самый, а тот, который СЖР, что в данной ситуации почти то же самое) и Екатерина Винокурова (та, которая «все было хорошо, пока не пришел Навальный»). Как правильно заметил Илья Азар, эту акцию Гусева-Соловьева-Винокуровой «вообще не имеет смысла обсуждать: там для вас выступят Ирада Зейналова и Дмитрий Киселев».

ТАСС

В благополучном разрешении дела Ивана Голунова ключевое слово – солидарность. Только со стороны руководства «Медузы» и тех, кто первоначально призвал на марш 12 июня, а потом от него отказался, эта солидарность имеет какой-то асимметричный характер. Вы с нами солидарны, а вот мы с вами… Мы, пожалуй, немного выпьем, уделим время близким и родным, а вы там сами как-нибудь. Но если вас будут винтить, мы об этом непременно расскажем своим читателям…

Иван Голунов на несколько дней стал знаменем протеста. Он точно этого не хотел, так получилось. Никто никого не может заставить быть знаменем. Но просто есть такие вещи, как благодарность. Не надо становиться «героями сопротивления», можно просто публично выразить солидарность с теми тысячами людей, которым, как и Ивану Голунову, подбросили наркотики и за кого некому вступиться.

Марш 12 июня должен был стать акцией солидарности с политзеками Алексеем Пичугиным, Виктором Кудрявцевым, Анастасией Шевченко, Леонидом Волковым, фигурантами дел «Новое величие», «Сеть», «Театральное дело», а также с путинскими заложниками, взятыми в плен в войне против Украины: Олегом Сенцовым, Александром Кольченко, Станиславом Клыхом и десятками других. Акция, организованная Гусевым, Соловьевым и Винокуровой, для такой солидарности точно не годится.

В 2011-2012 году были мгновения, когда режим растерялся и испугался. Лидеры протеста тогда тоже, как и сейчас, решили немного отдохнуть… Дело Ивана Голунова своей дикой несправедливостью вызвало гигантский резонанс в обществе и стало катализатором протестных настроений, сопоставимых по масштабу с теми, которые были зимой 2011-2012 года. И опять во главе протеста оказались люди, сумевшие аккуратненько этот протест слить в унитаз. Грустно, девушки…

 ТАСС


Фото: 1. Россия. Москва. Журналист интернет-издания "Медуза" Иван Голунов (в центре) вышел из здания Главного следственного управления ГУ МВД России по Москве. МВД России приняло решение прекратить уголовное дело в отношении журналиста интернет-издания "Медуза" Ивана Голунова, обвиняемого в покушении на сбыт наркотиков, в связи с недоказанностью его причастности к преступлению. Артем Геодакян/ТАСС
2. С журналиста интернет-издания "Медуза" И.Голунова сняли электронный браслет. Артем Геодакян/ФСИН России /ТАСС
3.  Ситуация у Главного следственного управления ГУ МВД России по Москве после освобождения журналиста "Медузы" И.Голунова. Артем Геодакян/ТАСС












  • Алексей Макаркин: У «старца» есть довольно большое число сторонников. Конкретно его взгляды для Церкви носят маргинальный характер. Смесь сталинизма, патриотизма и антисемитизма в таких масштабах редка.

  • Центр "СОВА": Лишенный сана схиигумен потребовал от Путина передать ему президентские полномочия. Росбалт: Фургала держат в неведении о протестах в Хабаровском крае.

  • Сергей Талк: Владимир Владимирович, у вас фургал вскочил!

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Протест схиигумена Сергия и шамана Габышева
15 ИЮЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Схиигумен Сергий (Николай Васильевич Романов) силой захватил Среднеуральский женский монастырь, куда стекаются сторонники его тоталитарной секты. Он призывает судить президента Путина и патриарха Кирилла, а также главного раввина России Берла Лазара. Для реализации задуманного схиигумен Сергий призывает всех вступать в народное ополчение и созвать народный собор, который и станет судить упомянутых троих граждан, а также других, перечень которых Николай Васильевич обещал представить позднее.
Прямая речь
15 ИЮЛЯ 2020
Алексей Макаркин: У «старца» есть довольно большое число сторонников. Конкретно его взгляды для Церкви носят маргинальный характер. Смесь сталинизма, патриотизма и антисемитизма в таких масштабах редка.
В СМИ
15 ИЮЛЯ 2020
Центр "СОВА": Лишенный сана схиигумен потребовал от Путина передать ему президентские полномочия. Росбалт: Фургала держат в неведении о протестах в Хабаровском крае.
В блогах
15 ИЮЛЯ 2020
Сергей Талк: Владимир Владимирович, у вас фургал вскочил!
Обнуление ведет к взрыву
13 ИЮЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Если главный начальник страны еще раздумывал, разгонять эту Думу досрочно или нет, то массовые протесты, охватившие Хабаровск, должны подтолкнуть его к правильному решению. Уж больно глазливые нынче депутаты пошли. Что ни задумают, все наперекосяк получится. Вот стоило им, исполненным верноподданнических чувств, внести новый замечательный закон об уголовном наказании за призывы к отторжению российской территории, и вот, пожалуйста – на многотысячном митинге в столице субъекта Федерации звучат лозунги «Это наш край!», «Путина в отставку!», «Москва, уходи!». Говорят, кто-то даже поднял флаг существовавшей в 1920–1922 годах Дальневосточной республики.
Прямая речь
13 ИЮЛЯ 2020
Дмитрий Орешкин: Люди плохо разделяют Москву как город и Кремль. С точки зрения Дальнего Востока, Москве на их территории наплевать, но при этом налоги она забирает...
В СМИ
13 ИЮЛЯ 2020
«Новая газета»: Главным источником политической нестабильности в «обнуленной России» становится власть, которая просто разучилась считаться с мнением народа.  
В блогах
13 ИЮЛЯ 2020
Andrey Pivovarov: Какой крутой Хабаровск. Путин хотел поднять себе рейтинг на борьбе с криминалом, а поднял целый край против себя. 
Они опять убили хорошего человека
29 МАЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший четверг в реанимации одной из московских больниц скончался, как теперь справедливо пишут, правозащитник Сергей Мохнаткин. Про людей, которые ушли из жизни на больничной койке, обычно говорят «умер своей смертью». Про Мохнаткина такого никак не скажешь. Он умер точно не своей смертью. Он был забит до смерти различными представителями российской власти, которые эту экзекуцию растянули на десять лет. Его забивали судьи в залах для судебных заседаний, сотрудники полиции в автозаках и отделах, вертухаи в зонах, на этапах и пересылках. 
Прямая речь
29 МАЯ 2020
Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления.