Что делать?
30 октября 2020 г.
А судьи кто?
10 СЕНТЯБРЯ 2019, ПЕТР ФИЛИППОВ

ZUMA/TASS

Олег Дерипаска недавно всех поразил, заявив, что России нужно реформировать судебную систему. Его, оказывается,  не устраивает тот факт, что 60% судей формируется из состава  помощников судей и секретарей, которые не только неадекватно оценивают, что происходит в экономике, но и выносят неверные решения. Косность судебной системы, по его мнению, вредит инвестиционному климату в стране. Если оправдательных договоров только 2%, в том числе по экономическим преступлениям,  то необходимо вернуться к реформе судебной системы.

Что подвигло олигарха на это заявление — непонятно. Вроде бы от миллиардера, разбогатевшего на личных связях с высокопоставленными чиновниками, услышать такое —  против логики «капитализма для своих». Но ведь произнес же!  Тем более полезно обсудить тему назревшей судебной реформы простым россиянам, имеющим шанс получить от судьи срок даже за несанкционированную прогулку с плакатом по Бульварному кольцу.

 

* * *

Начнем с очевидного: судебная система России не соответствует критериям правового государства. Суд в России зависим от исполнительной власти, от президента и его администрации. Указания авторитарной власти для судей важнее закона.

Правящая в России группа   использует суд для легитимации своего господства. Это обеспечивается формированием влиятельной судебной бюрократии, приданием широких полномочий несменяемым председателям судов, созданием послушных органов аттестации, у которых множество возможностей для увольнения независимых судей.  Мы не оригинальны, такое правление с помощью закона (rule by law) применяется во многих авторитарных государствах.

В отличие от действующей в России судебной системы, принцип верховенства права (rule of law), реализуемый в развитых странах, предполагает равенство всех граждан перед законом. При этом именно справедливый и независимый суд блокирует произвол бюрократии и даже принятие парламентом противоречащих Конституции решений. Но для верховенства права необходимо реальное разделение властей, чего в России нет. Нужна политическая конкуренция, свобода слова и собраний, нужна гласность. Этого у нас тоже нет.

Однако прогресс остановить нельзя. Проведение судебной  реформы, которая обеспечит верховенство права, уважение неотъемлемых прав человека — необходимое условие для развития России. Давайте обсудим, что для этого предстоит сделать. Пока хотя бы теоретически…

* * *

Как показывает опыт бывших восточноевропейских сателлитов СССР, прежде всего необходимо провести чистку судейского корпуса от судей, уличенных в коррупции и пренебрежении законом, в послушности к указаниям авторитарной власти. Напомним, что в соответствии со статьей 305 УК РФ за вынесение  заведомо неправосудного приговора, связанного с заключением, судья наказывается лишением свободы от 3 до 10 лет. Но это только на бумаге. Поток заказных приговоров участникам митингов протеста говорит о моральных качествах нашего судейского корпуса. Но  именно сохранившиеся в 90-е годы кадры советских судей торпедировали судебную реформу в России, Казахстане, Узбекистане. Поэтому надо брать пример с Германии и Сингапура, полностью сменивших судейский корпус. Новые российские судьи в первый раз должны быть избраны областными собраниями адвокатов из числа известных адвокатов и юристов-преподавателей.

В дальнейшем предлагаем  отбирать и утверждать кандидатуры судей  последовательно решениями Межрегиональных высших экзаменационных комиссий, Межрегиональных квалификационных коллегий судей и Высшей квалификационной коллегии судей. Все экзаменационные и квалификационные комиссии по закону должны наполовину состоять из адвокатов с практикой не менее 7 лет и одной трети признанных научным сообществом специалистов права. Остальных можно отбирать из судейского корпуса.

Очень важно резко расширить полномочия суда присяжных, возложив на суд присяжных решение большинства дел. Все обвиняемые в совершении особо тяжких и тяжких преступлений должны иметь право на рассмотрение их дел коллегией присяжных заседателей.

Необходимо также восстановить Высший арбитражный суд. Он заработал уважение в юридическом сообществе благодаря щепетильным подходам к формированию судебной практики с точки зрения гражданского права, что противоречило корыстным интересам нашей авторитарной власти. После показательных увольнений арбитражных судей, осмелившихся не принимать в спорах позицию государства, ликвидировали и сам суд. Но если частный бизнес беззащитен перед произволом исполнительных органов государства, то это сводит «на нет» инвестиционную привлекательность России. С ликвидацией ВАС судопроизводство по экономическим спорам  потеряло независимость, стало похоже на заказное судопроизводство в судах общей юрисдикции.

Следует сохранить  только прямые выборы мировых судей  населением, запретив избрание их законодательными органами субъектов Федерации. Эти суды рассматривают простые и распространенные дела, с ними граждане сталкиваются чаще всего. Такой мерой мы отчасти вернем судебной системе доверие людей.

 

* * *

Полезно установить порядок, согласно которому кандидаты в судьи должны иметь возраст  свыше 35 лет, 2 года преподавания в негосударственном вузе и 5 лет стажа   работы в адвокатуре.

Для сравнения:  в США судьями становятся зрелые люди, имеющие большой авторитет в юридических кругах, зачастую  бывшие адвокаты. Средний возраст кандидатов в судьи там 40-45 лет.  В России же 30% судейского корпуса составляют помощники судей, секретари судов и другие выходцы из аппаратов судов, 17% — бывшие прокурорские работники, 16% — вчерашние полицейские. 60% судей получили плохое заочное образование «без отрыва от производства». К моменту получения диплома они достигают требуемого по Конституции возраста (не менее 25 лет) и имеют необходимый 5-летний стаж работы. Средний возраст начала карьеры российского судьи — 31 год, а 57% надевают мантию до 30 лет. Но главное, что в процессе такой карьеры у них формируется менталитет с обвинительным уклоном и привычка послушания начальству.

Предлагаемое изменение порядка  назначения российских судей  сделает их независимыми от президента (если такая должность в будущем  сохранится)  и органов исполнительной власти. Как минимум надо лишить президента права предлагать кандидатуры судей и председателей судов. Вообще необходим полный демонтаж механизмов, ставящих судей в зависимость от исполнительной власти и олигархов (нередко завуалированную). Эти механизмы —  широкие полномочия председателей судов, принципы набора и ротации судей, взяточничество.

Экзамены на получение статуса судьи следует проводить открыто и транслировать в интернете (как это делается в Хорватии). Тогда неграмотные кандидаты, получающие сегодня  должность судьи по протекции, не смогут скрытно «сдать» свой  квалификационный экзамен. Также полезно  в интернете транслировать обсуждение кандидатур в высших квалификационных коллегиях.

Следует отменить действующий 6-летний испытательный срок для судьи, который сегодня играет роль крючка для непослушных властям профессионалов. Для обеспечения независимости судьи должны не только назначаться пожизненно, но их дисциплинарные дела должно рассматривать лишь Дисциплинарное судебное присутствие, которое надо вывести из подчинения Верховного суда. Иметь право обращаться в Дисциплинарное судебное присутствие должны общественные организации и СМИ.

Предстоит коренным образом пересмотреть основания, по которым судья может быть лишен должности. Сейчас эти основания в законе настолько размыты, что любого строптивого судью можно отправить в отставку и оставить без судейской пенсии. Надо ввести порядок, по которому отстранять судью от должности можно только на конкретном  основании,  прямо указанном в законе, и в ходе заседания Дисциплинарного присутствия, которое тоже надо транслировать  в интернете.

Отмена решений судьи вышестоящей судебной инстанцией  не должна считаться браком в работе. Иначе неизбежен обвинительный уклон в работе суда, так как прокурор, оспаривая в апелляционном суде решение судьи, скорее добьется отмены решения, чем обвиняемый.  Поэтому судья  и не рискует оправдать обвиняемого —  чтобы не лишиться своей должности.

Надо   изменить процедуру отстранения судьи или иного участника от  процесса. Судья не должен самостоятельно принимать решение об отстранении от дела самого себя. Это  противоречит принципу nemo judex in causa sua («никто не может быть судьей в своем деле»). Постановления, принятые по итогам подачи заявления об отводе участника процесса, должны подлежать обжалованию.

 

* * *

Но главное — надо разорвать зависимость квалификационного класса и оклада от места работы судьи. Все судьи должны иметь возможность получить высший квалификационный класс при условии прохождения квалификационных испытаний и выслуги лет. Это позволит сформировать высокопрофессиональный судейский корпус в судах всех уровней.

Необходимо законодательно разграничить понятия отставки и судейской пенсии для создания твердой уверенности судей в обеспеченной старости, что будет способствовать судейской беспристрастности.

 

* * *

Председатели всех судов, включая Конституционный и Высший, должны работать на своей должности сроком один год и не более двух раз, причем с разрывом между сроками. Очередь на занятие должности Председателя суда следует формировать по жребию.

Дела между судьями должны распределяться случайным образом, по жребию. Такой порядок должен быть зафиксирован законом.

Необходимо также запретить проведение всех судебных заседаний без аудиозаписи. Звук из зала суда должен транслироваться в помещение стенографистов, перепечатываться и сразу после заседания вручаться всем участникам процесса, включая присяжных. Так делается во многих развитых странах, что позволяет пресечь  фальсификацию протоколов.

 

* * *

Предстоит по примеру европейских стран ввести законом должность следственного судьи, который будет обеспечивать состязательность процедур следствия. Защита сможет предъявить свои доказательства следственному судье, а не следователю, который в России обычно их отвергает. Следственный судья должен иметь право подтверждать, что это допустимые доказательства, добытые не под пытками и не путем фальсификаций. Как показывает опыт, у следственного судьи больше возможностей выявить фальсификации, пытки и иные  незаконные методы получения доказательств. Он признает доказательства, предоставленные следствию защитой, чего защита сама сделать не может. Суд, получив от следственного судьи  доказательства, автоматически включаемые в материалы следственного дела,  в ходе судебного процесса  исследует их с точки зрения достоверности и достаточности.

Следует не только запретить проводить обыски и выемки без санкции суда, но и запретить проводить эти действия по постановлению следователя с последующим уведомлением суда. Для таких действий нужно ввести обязательную санкцию прокурора.    

* * *

 

Есть и предложения, связанные с внесудебными способами влияния на решения, выносимые судьями. Чтобы исключить влияние на суды органов местной власти, границы судебных округов не должны совпадать с границами субъектов Федерации и административно-территориальных единиц.

Необходимо ввести уголовное наказание за попытки чиновников влиять на решения судов, помогая им финансированием, жильем или как-то иначе.

Следует прекратить практику награждения судей государственными орденами и медалями, присвоения им почетных званий, что обеспечивает их лояльность исполнительной власти.

 

* * *

В заключение отметим права граждан, которые должны быть им предоставлены в процессе проведения судебной реформы:

  • Следует по примеру Канады обеспечить законом и практикой его применения доступ граждан к информации органов власти (за редким исключением, связанным с безопасностью).
  • Надо предоставить гражданам право на частное обвинение почти по всем статьям УК при наличии доказательств совершенного преступления, в том числе преступлений представителей органов власти.
  • Пора и в России ввести систему поощрения информантов, т. е. граждан, информирующих органы власти и СМИ о нарушениях закона и правил, в том числе о фактах коррупции.
  • Необходимо предоставить гражданам реальное (а не фиктивное, как сегодня) право на групповые иски в защиту интересов неопределенного круга лиц или группы лиц. Полезно установить премии за такого рода выигранные иски за счет проигравших в размере не менее10 % ущерба.

 

В статье  использованы  предложения  Владимира Ашуркова, Михаила Баньяша, Вадима Волкова, Михаила Краснова, Тамары Морщаковой, Эллы Панеях, Юлии Счастливцевой

 
Фото: Статуя Фемиды перед зданием Тамбовского областного суда. © Demian Stringer/ZUMA/TASS

 

 

 












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Единый день голосования в Америке. Экономно, оптимально и демократично. А в СНГ?
23 ОКТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
3 ноября — день выборов президента США. Среди многочисленных особенностей у американских выборов есть одна, которая в России остается в тени, не вызывает вопросов и обсуждения. В этот день будет избираться не только президент! Будут переизбраны весь состав Палаты представителей, треть Сената, губернаторы в одиннадцати штатах, члены парламентов штатов в 86 из 99 верхних и нижних палат, члены верховных судов в 35 штатах, будут проведены штатные референдумы и много разнообразных местных выборов.
Можно ли жить достойнее?
18 ОКТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Речь идет не о богатстве предпринимателя, согласного дать взятку чиновнику ради своих привилегий на рынке, и не о доходах чиновника, готового оградить взяточника от конкурентов, а об уровне жизни простых россиян, повысить который можно, только блокируя такие сделки. Уровень жизни народа во все времена зависел от сложившихся в стране отношений власть имущих и простых людей.
Время выбирать
28 СЕНТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Юноше, обдумывающему житье, решающему, какую карьеру делать, советую хорошо подумать, совпадают ли его собственные представления о добре и зле со взглядами начальства. Чтобы   интересы начальства не противоречили его совести. Обращаясь к людям, наше начальство очень любит называть себя «государством». Дескать, критикуя нас, вы выступаете против «государства»! На самом деле, «государство», как его определяет толковый словарь русского языка, — это всего лишь «политическая форма организации общества». Государство — это абстракция, это добровольно-принудительное соглашение. Соглашение, к которому людей принуждают те, кто обладает силой и влиянием. Соглашение, которое остальные принимают, полагая, что принять его надо. Иначе убьют или посадят.
Белоруссия 2020 и Перу 2000
25 СЕНТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
Страны с авторитарным режимом по своему месту на карте и культурным традициям могут быть разными, но их судьбы можно описать одними и теми же словами. Проводить параллели. ПЕРУ. Тридцать лет назад, в апреле 1990 года, в первом туре выборов президента Перу Альберто Фухимори, малоизвестный ректор аграрного университета, удивил многих. Он неожиданно занял второе место, немного уступив Марио Варгасу Льосе, самому известному писателю страны, будущему нобелевскому лауреату по литературе (2010), который в 1975-м был избран президентом международного ПЕН-клуба и которого элита страны просто обожала.
Выборы и федерализм в США. Какая связь?
14 СЕНТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
В России есть традиция каждые четыре года высмеивать Коллегию выборщиков – существенный элемент американских выборов. Скоро придет новая волна обсуждения этой темы. Можно не сомневаться, что выскажутся десятки экспертов и мы снова услышим упреки в недемократичности американской избирательной системы. Главный недостаток критики видят в том, что кандидат, получивший большее число голосов на всеобщих выборах, может и не стать победителем. Так было всего пять раз: три раза в 19 веке и два раза в этом.
Наша культура и наша коррупция. Сравним Россию со Швецией
4 СЕНТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Сегодня жители всех стран носят европейские одежды. Но по отношению к власти, к своим неотъемлемым правам, по способности отстаивать свои интересымногим далеко до европейцев. Некоторые народы живут в условиях современных феодальных или, как говорят политологи, «естественных» государств, в которых указание начальства важнее закона, выборы — бутафория, а статья конституции, гласящая о том то, что народ есть источник власти, — фикция. В этих странах иные обычаи, иная этика. 
Ухабы на пути к правосудию
27 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Дайджест по публикациям СМИ Нужен ли нам справедливый суд? Независимый от президента, министров, полковников и генералов? Большинство россиян ответят: нужен! Впрочем, так скажут далеко не все. У обывателя с совковой культурой всегда теплится надежда, что судебные дрязги его минуют. Он знает, что в России распоряжение начальства важнее закона. Ему нужно, чтобы начальство к нему хорошо относилось, а без независимого суда он и так проживет. Но жизнь наша усложняется. Развитие бизнеса, рынок, глобализация вынуждают россиян уходить от современных феодальных порядков.
О тупике кланового капитализма
24 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Протесты в Хабаровске и в Беларуси свидетельствуют, что постсоветские общества переходят на новый этап своего развития. Общества атомизированные, пораженные страхом, сменяются обществами солидарными. И у этих новых обществ, похоже, иные цели. Конечно, это уже не восстановление империи СССР и не противостояние с развитыми странами Запада. Это переход к реальному народовластию, обеспечение неотъемлемых прав граждан, в том числе права на честные выборы. Это наличие независимого и справедливого суда, реальные гарантии прав собственности. И все же важнейшим для многих остается вопрос об уровне их жизни.
Аресты губернаторов и реальность нашего федерализма
17 АВГУСТА 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
Губернатора Хабаровского края Сергея Фургала задержали  восьмого июля.  Сразу же в городе начались протесты  и продолжаются уже более месяца. За что и против чего выступают хабаровчане? Ясно, против задержания Фургала федеральными властями. Но с другой стороны, протестующие фактически защищают один из основных принципов федерализма - разделение властей между субъектами федерации и федеральным центром. 
Клановый российский капитализм. Часть 2
6 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест публикаций Леонида Косалса Кланы в современной России ведут свое происхождение с советских времен. Тогда неформальные отношения существовали на всех уровнях, снизу доверху, от заводского цеха до Политбюро. Эти многочисленные «тайные общества» были полностью закрыты для посторонних. Если «толкач» с одного завода ехал на другой, чтобы добыть дефицитный металл для простаивающего станка, то информация о том, сколько это стоило, кому именно пришлось оказать услуги или заплатить, не должна была «утекать» посторонним, так как это создавало реальную опасность попасть под пресс государства с лишением партбилета, открытием персонального или уголовного дела и другими репрессиями. Закрытые сообщества исполняли роль своего рода защитного механизма, который помогал человеку выжить в репрессивном государстве.