Итоги года
26 сентября 2020 г.
Сыновей примеривают во власть
7 ЯНВАРЯ 2020, АРКАДИЙ ДУБНОВ

EPA/TASS

Россия и Таджикистан — лишь эти две страны постсоветского пространства входят в двадцатые годы двадцать первого века в том же формате власти, что сформировался еще в веке двадцатом. Это звучит удивительно, но это так.

Эмомали Рахмон и Владимир Путин, практически полные ровесники, родившиеся с разницей в два дня, 5 и 7 октября 1952 года, правят своими государствами с прошлого века, Рахмон с 1992 года, Путин с 1999-го.

Все остальные страны на пространстве бывшего СССР — относить Украину и Грузию к СНГ юридически и фактически неверно — претерпели в 2019 году, кто больше, кто меньше, но изменения в характере режима или системе власти. Наиболее кардинальные перемены произошли в Украине, где абсолютную победу на президентских выборах одержал Владимир Зеленский. Его результат можно сравнить лишь с успехом Никола Пашиняна на парламентских выборах в Армении в 2018 году, полностью опрокинувшим систему власти, существовавшую в стране предыдущие 20 лет. Именно Армения и Украина оказались теми государствами, где наглядно стало реальностью неизбежное — приход к власти поколения политиков 40+-, не имеющих никакого советского бэкграунда в опыте активной политической деятельности.

С другой стороны, очевидно и другое: это поколение приходит к власти на волне популизма, а следовательно, харизме политиков, вознесенных на гребне этой волны, неизбежно грозит тяжелое испытание пройти сквозь разочарование голосовавшего за них электората. Все обещания, данные политиками новой волны перед выборами, вряд ли возможно выполнить, а значит — впереди падение рейтингов и потускнение имиджа победителей. 

Кроме того, и в том, и в другом случае следует учесть влияние, если не сказать давление, оказываемое Москвой на новых лидеров Армении и Украины. Не секрет, что мирная "бархатная" революция, лидером которой стал Пашинян, нанесла ощутимый урон российской пропагандистской концепции, утверждавшей, что свержение правящих режимов в союзных Кремлю странах может быть осуществлено лишь при поддержке извне. Армения опровергла эту концепцию, ни "печеньки госдепа", ни агенты ЦРУ не являются причинами падения клана Саргсяна и Кочаряна, правивших Арменией в предыдущие десятилетия. Фактически они были свергнуты под ненасильственным давлением уличных протестов. Это оказалось беспрецедентным итогом правления коррумпированных властных режимов и не рассматривалось до этого Кремлем в качестве какого-либо статистически значимого вероятного события на окружающем Россию пространстве.

Поэтому вряд ли можно считать удивительным, что в 2019 году Москва вынуждена была демонстрировать свое неудовольствие армянским революционным прецедентом весьма нетрадиционным образом. Сам российский президент вступил в игру, не раз и не два показывая свои особые дружеские отношения с заключенным в СИЗО в Ереване вторым президентом Армении Робертом Кочаряном. Поздравления Путина с днем рождения, с Новым годом, отправляемые находящемуся под следствием опальному экс-президенту Армении, стали характерной чертой нынешних росийско-армянских отношений.

Для сравнения: ничего подобного нет в российско-киргизских отношениях, а ведь в Бишкеке арестован и вот уже несколько месяцев сидит в СИЗО также бывший президент Киргизии, Алмазбек Атамбаев. Ни Кремль, ни российский МИД не вступаются в его защиту, несмотря на то, что сам Атамбаев не раз подчеркивал свои дружеские отношения с Путиным. Похоже, что в Москве испытывают некую брезгливость по отношению к некогда путинскому соратнику. Оно и понятно, Атамбаева киргизское следствие уже уведомило о готовности предъявить ему обвинение в убийстве офицера спецназа, участвовавшего летом этого года в попытке силой доставить экс-президента в суд.

Разумеется, надо в этом случае делать скидку на специфические личные особенности четвертого киргизского президента, сделавшие его узником у себя на родине. 

Если говорить о Киргизии, то придется отметить, что из четырех предыдущих президентов страны лишь один, третий, пусть не избранный, а назначенный, Роза Отунбаева, живет без опасений и обвинений в свой адрес у себя дома. Трое других, Аскар Акаев, Курманбек Бакиев и Алмазбек Атамбаев, властями своей страны были лишены звания экс-президента, бежали из Киргизии либо арестованы и находятся под следствием. 

Нет ли тут серьезного повода задуматься об особой судьбе киргизской демократии, которой многие из нас так были впечатлены в 90-е годы прошлого века?.. Нет ли тут какого-то "родового изъяна"? Или мы просто свидетели долгого многолетнего варианта транзита от совка к центральноазиатскому пути к свободе и суверенитету? 

Тем более что уходящий год дал обильную пищу для сравнений на тему транзита власти. На фоне третьего года узбекского транзита после смерти Ислама Каримова в 2016 году в 2019-м начался чрезвычайно интересный процесс казахстанского транзита. 

Нурсултан Назар