Хозяева страны
19 февраля 2020 г.
Правительство будет менее разговорчивым
22 ЯНВАРЯ 2020, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

Большинство комментаторов, пишущих о заменах в правительстве РФ, начинают с фиксации того, что имена министров, и новых и старых, не имеют значения, поскольку политику в РФ определяют не министры, и не вице-премьеры, и не премьер. При всей очевидности этой истины она требует некоторого уточнения. Поскольку, будучи винтиками и шестеренками путинской государственной машины, все эти министры все-таки живые люди, которые вносят в общую атмосферу российской государственности свои личные запахи, эмоции, разговаривают, в конце концов.

Ну и, кроме того, внутри довольно узкого коридора заданной «генеральной линии партии» существуют, пусть и небольшие, варианты ее реализации.

Наиболее характерны изменения в так называемых гуманитарных министерствах: образования, культуры и в Министерстве науки и высшего образования. Общий вектор этих изменений — снижение, возможно резкое, уровня мракобесия и повода для анекдотов.

Министр образования Васильева и министр культуры Мединский постоянно создавали поводы для журналистских анекдотов, а министр науки и вузов Котюков был анекдотичен в силу своего вопиющего несоответствия занимаемой должности.

Православная сталинистка Ольга Васильева в роли министра образования (сначала она еще и за наукой присматривала) придавала всему российскому государству оттенок совершеннейшего абсурда. С ее «божествованием», с ее «Сталин при всех недостатках — государственное благо», она была гротеском, чрезмерным даже для нашей богатой на экзотические фигуры власти. Понятия не имею, за что ее отставили, но снижение уровня мракобесия во власти — это неплохо. Новый министр образования, Сергей Кравцов, который, по данным «Диссернета», немножко стырил куски для своей диссертации без указания на обворованный источник, будем надеяться, не станет хотя бы тащить попов в школы…

Мединский на культуре — это было, конечно, смешно, но очень, очень противно. Фактически человек 8 лет делал бесплатную рекламу прачечным. Не отношу себя к тем, кто считает: чем хуже, тем лучше — раньше рухнет. Уверен, что хуже — это хуже. А приведет ли рост абсурда и мракобесия к дальнейшему обрушению режима, вопрос дискуссионный. К сожалению, на смену Мединскому пришла Ольга Любимова — персонаж не столь яркий, но с точки зрения культуры, возможно, еще более вредный.

Крайне неприятно удивила публикация в «Новой газете» под названием «Осторожные надежды», написанная в духе оголтелого пиара Любимовой. Видимо, «осторожные надежды» газеты, в которой работали Политковская и Щекочихин, вызывает приход на пост министра культуры автора мракобесных православных программ типа «Ортодокс», «Православный календарь», «Русское время с Иваном Демидовым»? Или программа Любимовой, прославляющая Никиту Михалкова? Или то, что Любимова отозвала прокатное удостоверение у фильма «Смерть Сталина»?

Пессимисты полагали, что хуже Мединского быть не может. Я оптимист и считаю, что вполне может. И вот вам мое доказательство — Ольга Любимова. К тому же Мединский вовсе не слез с культуры, а, наоборот, угнездился на самом ее верху: Путин его назначил своим помощником по культуре…

Отставленный с поста министра науки и вузов Михаил Котюков отравлял ноосферу своими глупостями в меньшей степени, нежели упомянутые выше персонажи. Но это было его единственное достоинство. До того как стать смотрящим за наукой и вузами, Котюков служил по финансовой части в правительстве Красноярского края, а затем случилась реформа РАН. Академию накрыли могильной плитой с аббревиатурой ФАН, а во главе этого ФАНа Путин поставил Котюкова, который ранее никакого отношения к науке не имел. Новый министр науки и вузов Фальков, в отличие от Котюкова, имеет некоторое отношение к вузам, поскольку служил ректором Тюменского университета. Так что хотя бы внешние приличия соблюдены.

Возможно, единственные замены, где хоть как-то прослеживаются причины, связаны со спортом. Поскольку угробить российский спорт и сохранить должность — это, наверное, слишком даже для нашего толерантного ко всякого рода раздолбаям во власти времени. Но фигура Олега Матыцина, заменившего Павла Колобкова в кресле министра спорта, вызывает изумление. Этот человек, Матыцин, был осужден за незаконный перевод земель, принадлежащих Российскому университету физкультуры, под знаменитый «Черкизон», то есть не менее знаменитому Тельману Исмаилову, которого подозревают в убийствах. Суд отстранил тогда Матыцина от должности ректора. Теперь Матыцин — министр спорта. Возможности у него теперь совсем другие…

Приход Андрея Белоусова вместо Силуанова на пост первого вице-премьера, ответственного за экономический блок, означает курс на дальнейшее огосударствление экономики и, возможно, включение печатного станка. Силуанов работал сторожем бюджета. И будет продолжать его сторожить в роли простого вице. Белоусов, знаменитый своей шариковской идеей отнять полтриллиона у металлургических олигархов, станет пытаться распечатать кубышку Силуанова, поскольку иначе не сможет оправдать свое существование. Если так, то уровень коррупции скачкообразно возрастет…

Во всей этой правительственной чехарде есть два дивных момента. Во-первых, все эти отставленные министры были членами «Единой России», некоторые занимали в «правящей» партии высокие посты, а премьер Медведев был и, насколько мне известно, остается главой «Единой России». Бурное приветствие отставки Медведева во фракции «Единая Россия» и полное отсутствие каких-либо протестов в одноименной партии по поводу отставок других однопартийцев — это лучшая характеристика как данной партии, так и всей партийной системы страны в целом.

Во-вторых, впечатляет сама стилистика этих отставок. Никто никому ничего не объяснил. За что? Почему? Чем новый министр лучше отставленного? Никого не выслушали напоследок, не дали «мяу» сказать в свое оправдание. Они, конечно, заслужили такое обращение. Впрочем, как и мы все. Поскольку терпим весь этот мрак власти вот уже 20 лет…



Фото: 1. Россия. Москва. Председатель правительства РФ Михаил Мишустин (слева) во время совещания с членами кабинета министров РФ. Екатерина Штукина/POOL/ТАСС













  • Николай Сванидзе: ФСБ идёт по пути максимального запугивания всех. Этим делом занимаются именно они, в отличие от «Нового величия», где работает отдел по борьбе с экстремизмом МВД. 

  • Медуза:

    Дело «Сети» ассоциировалось с пытками с самого начала. О самом уголовном деле стало известно в январе 2018 года, когда в Санкт-Петербурге пропали двое антифашистов...

  • Черкасов Александр: Есть большая, заботливо выращенная машина, которая не может не работать и не отчитываться. Есть законодательство, антиэкстремистское, антитеррористическое и т п. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Россия после Пензы
12 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Есть события, на которые надо отвечать. Просто потому, что отсутствие ответа тоже будет ответом. Например, что бы ни сделал человек, которому дали пощечину, это будет ответом, после которого его жизненная ситуация изменится. Даже если человек никак не ответит. Приговор по делу «Сети» в любом случае изменил ситуацию в России. Как до этого ее меняли уничтожение НТВ, «дело ЮКОСА», Беслан, Норд-ост, убийства Политковской и Немцова, Крымнаш и война против Украины. Это события разного порядка и масштаба трагичности, но при всей их несопоставимости у них есть одно общее. Отсутствие адекватной реакции общества на действия власти во всех случаях приводит к сползанию страны...
Прямая речь
12 ФЕВРАЛЯ 2020
Николай Сванидзе: ФСБ идёт по пути максимального запугивания всех. Этим делом занимаются именно они, в отличие от «Нового величия», где работает отдел по борьбе с экстремизмом МВД. 
В СМИ
12 ФЕВРАЛЯ 2020
Медуза: Дело «Сети» ассоциировалось с пытками с самого начала. О самом уголовном деле стало известно в январе 2018 года, когда в Санкт-Петербурге пропали двое антифашистов...
В блогах
12 ФЕВРАЛЯ 2020
Черкасов Александр: Есть большая, заботливо выращенная машина, которая не может не работать и не отчитываться. Есть законодательство, антиэкстремистское, антитеррористическое и т п. 
Превентивный приговор: от «двушечки» к «двадцаточке»
11 ФЕВРАЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Вот и дождались. Снова по России «срока огромные бредут в этапы длинные». Приговор выездного заседания Приволжского окружного военного суда по так называемому делу «Сети» (то ли существовавшей, то ли выдуманной следователями, но официально запрещенной экстремистской организации) обречен войти в историю. Не только и не столько из-за чудовищных по размерам сроков (от 18 до 6 лет заключения дали за «мыслепреступление», дали тем, кто никому не причинил никакого вреда), которые суд послушно проштамповал, следуя обвинительному заключению. Не только из-за того, что доказательства вины были получены в результате самооговора под пытками...
Прямая речь
11 ФЕВРАЛЯ 2020
Григорий Дурново: Терроризм у нас главный враг, и обвиняемым по таким делам сложно получить какую-то общественную поддержку.
В СМИ
11 ФЕВРАЛЯ 2020
"Ведомости":  Суровые приговоры на основе самооговоров под пытками ничего не говорят об эффективности борьбы с терроризмом — только о жестокости спецслужб.
В блогах
11 ФЕВРАЛЯ 2020
Виктор Шендерович: Давайте же поскорее объясним друг другу, что у нас не 37-й год! Очень важно зафиксировать это, не пробить в башке психологический рубеж, не потерять способность обсуждать "Оскар"...
Путин и Череповец: вопросы стиля
7 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин 4.02.2020 посетил Череповец. В ряду поездок по поднадзорной территории это был вполне рядовой рабочий визит, о котором не стоило бы писать, но в ходе встречи Путина и Череповца настолько ярко проявились стилистические особенности путинского правления, что их стоит отметить. Для истории. Вот несколько штрихов. Ректор Череповецкого госуниверситета Дмитрий Афанасьев пожаловался президенту на примерные образовательные программы (ПООП), которые сейчас рассматриваются как стандарт...
Прямая речь
7 ФЕВРАЛЯ 2020
Леонид Гозман: Единственным адресатом этой странной поездки является сама власть.