КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеЗа права убийцы

10 НОЯБРЯ 2008 г. ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА

 

nbj.ru

 

Российские правозащитники обратятся в Страсбургский суд в связи с многочисленными нарушениями прав Алексея Френкеля, признанного присяжными виновным в убийстве первого зампреда ЦБ Козлова, так заявил глава движения «За права человека» Лев Пономарев.

Обычно, защищая обвиняемого, вы ничем не рискуете. Лучше, как говаривала Екатерина Великая, пощадить сотню виновных, чем обвинить одного безвинного.

Но тут случай особый.

Есть покойный зампред ЦБ Андрей Козлов. По свидетельству друзей и знакомых, патологически честный человек. «Ни копейки не брал», — говорит Петр Авен. «Идеальный чиновник», — говорит Михаил Прохоров. «Мизантроп, который так ненавидел людей, что даже денег не брал», — говорит Каха Бендукидзе. Андрей Козлов жил на одну зарплату зампреда ЦБ, содержал на нее жену и троих детей, лично забивал гвозди в новой квартире, купленной на кредит ЦБ, и отдыхал с семьей в Финляндии, потому что очень любил лыжи, а никакой Куршевель он себе позволить не мог.

И есть банкир Алексей Френкель. У Алексея Френкеля целая сеть банков — ВИП-банк, «Орион», Европроминвест, РТБ. У всех банков Френкеля — липовый уставняк, наполненный векселями всяких фирм типа ООО «Раскартранс» и ООО «Рэнисанс проект». У всех банков Френкеля основной вид деятельности — перевод денег за границу от российских юрлиц, заключающих договора с иностранными юрлицами о покупке швеллера, леса, бытовой техники и пр., с отсрочкой поставки на 90 дней. У всех банков Френкеля учредителями вышеупомянутых юрлиц выступают его охранники или сторожа.

И вот банкир Алексей Френкель выдвигает нам свою версию убийства Козлова. Нам адвокаты Френкеля много раз рассказывали, как их клиента упрятали в карцер, чтобы он не огласил факт раскрытия им убийства Козлова. Но в чем заключается «раскрытие», адвокаты нам как-то забыли сообщить. Так вот, чтобы восполнить упущение адвокатов, Алексей Френкель открыл, что зампред ЦБ Андрей Козлов был взяточник, агент влияния Госдепа, покровитель чеченских террористов и шизофреник, который нарочно губил чистый и прозрачный банк Френкеля в угоду американскому империализму.

И он, Алексей Френкель, в своей борьбе за чистоту российской банковской системы вывел агента ЦРУ Козлова на чистую воду, совместно с доблестным ФСБ. И другой агент ЦРУ в ЦБ, зампред ЦБ Виктор Мельников, который тоже не любил Френкеля, убил Козлова, чтобы спастись от неминуемого разоблачения.

Позиция Алексея Френкеля в этом деле не оставляет нам выбора.

Либо зампред Андрей Козлов — агент ЦРУ, который гнобил чистый и пушистый банк Френкеля. Либо банкир Алексей Френкель — подонок и параноик, который настолько зациклился на своей ненависти к убитому им человеку, что даже не понимает, что его «версия» говорит, прежде всего, о нем самом и причине, по которой он убил Козлова — о глубокой, патологической деформации личности.

Присяжные не поверили Френкелю в том, что покойный зампред был агентом ЦРУ. Правозащитник  Лев Пономарев не доволен присяжными. Давили на присяжных, небось! Неправедный у нас в России суд присяжных. Долой его, если он сажает такого чистого и прекрасного человека, как Френкель!

Киллер Половинкин

В июне 2006 года некто Алексей Половинкин вместе со своим товарищем Максимом Проглядой получают заказ на убийство Андрея Козлова. Точнее, Половинкина хотят использовать втемную. Он получает конверт, в котором адрес дома Козлова и его фото, но кто жертва — киллеру не говорят. Половинкин и Прогляда целый месяц сидят под домом, но Козлова не видят (это старый его дом, адрес которого найдут в бумагах Френкеля, Козлов переехал).

Киллеры жалуются заказчику, через месяц они получают новый адрес: адрес ЦБ на Неглинной. Еще через некоторое время им передают пакет, в котором адрес пансионата ЦБ под Псковом — Козлов уехал туда в отпуск на неделю с женой и дочкой. (Когда Френкеля на допросе спросят, знал ли он, что Козлов отдыхал в Пскове, банкир ответит: «Да, у него там любовница».) Если кто не знает, как отдыхают агенты ЦРУ и взяточники, то именно так — под Псковом, с семьей, ездя по монастырям.

Короче, Половинкин приезжает в Кривск Псковской области, но вокруг пансионата ЦБ оказывается забор, что для киллера уровня Половинкина служит непреодолимым препятствием. Детализация его телефонных разговоров доказывает, что вслед за Половинкиным в Кривск приезжают два организатора убийства — Погоржевский и Космынин.

В начале сентября киллеры снова чуть не убивают Козлова. Он выходит из здания ЦБ и пешком идет в кафе. Киллеры следуют за ним, созваниваются с организаторами, те снова приезжают, Погоржевский паркует свой БМВ у кафе так, что, когда Козлов выходит, он огибает бампер машины киллеров.

13 сентября киллеры видят, как машина Козлова поехала на стадион в Сокольники. Они снова спешно созваниваются с организаторами. Снова приезжают Погоржевский и Космынин, передают Половинкину оружие. Пока Половинкин ждет Козлова у выхода 40 минут, он 8 раз звонит организаторам.

Это я к тому, что впоследствии киллер Половинкин много раз менял показания. Сначала он сказал, что ему позвонил некий Вася, назначил встречу и на ней попросил убить Козлова. Потом он сказал, что убивал Козлова для того, чтобы спасти свою жизнь, потому что опасался Погоржевского. Потом Половинкин стал настаивать, что водителя Семенова он не убивал, точнее — это была самооборона. Он, Половинкин, стоял с пистолетом с глушителем над залитым кровью Козловым, которому он выстрел в затылок, а водитель Семенов шагнул к Половинкину. Половинкин испугался и выстрелил в водителя. Если вы не знаете, как выглядит самооборона, то она выглядит именно так — стоишь с пистолетом с глушителем и стреляешь в безоружного человека.

А потом, когда начался процесс и все действия адвокатов подсудимых стал координировать сам Алексей Френкель, Половинкин сделал потрясающее открытие: он вовсе Козлова не убивал. Его подставили! Его наняли только следить за Козловым, а потом проклятые спецслужбы запугали его, заставив взять вину на себя.

Я поэтому так подробно и рассказываю о Кривске, чтобы было ясно: ни о какой слежке и речи нет. Каждый раз, когда Козлов остается один и является удобной мишенью для киллера, следует лихорадочный созвон. И пока киллер стоит и ждет Козлова, он звонит организаторам восемь раз. А когда Козлов убит, киллер перебегает через поле, бросается в ждущую его машину и тут же, в 20.51, звонит сказать, что дело сделано. Он так возбужден, что звонит три раза, звонок срывается, и детализация звонков бесстрастно фиксирует путь машины, увозящей киллеров от Большой Стромынки к Русаковской эстакаде.

И на следующий день после убийства Половинкин не забывает созвониться с организатором Погоржевским, который выдает ему гонорар, 20 тыс. дол. — из которых Половинкин возьмет себе восемь с половиной, Прогляде отдаст столько же, а шоферу, Белокопытову, увозившему их с места убийства, отдаст 3 тыс. дол. Странная слежка, за которую платят после убийства.

Организаторы

Итак, в 20.57 звучит последний звонок Половинкина, а в 20.59 Богдан Погоржевский звонит посреднику Борису Шафраю. Через минуту, в 21.00, Борис Шафрай звонит посреднице Лиане Аскеровой. Та в это время сидит в ресторане «Триш» с заказчиком Алексеем Френкелем.

«Так Аскерова же отказалась от показаний! — возмущаются адвокаты, — Ее заставили оклеветать Френкеля». Точно. Отказалась. Однако они забывают добавить, что на суде она дала показания. Это очень интересные показания. Ведь если Лиану Аскерову заставили оклеветать невинного банкира Френкеля, то одно из двух: либо на суде она расскажет, кто настоящий заказчик, либо она снова его оклевещет. Так вот Лиана Аскерова на суде заявляет, что да, она передавала своему другу Борису Шафраю запечатанные конверты. Дело в том, что она занималась риэлтерским бизнесом, и в этих конвертах был адрес дома по улице 50-летия Октября, который она хотела купить. Как в эти конверты попала фотография Козлова, она не имеет понятия.

Если вы не знали, как в России занимаются риэлтерским бизнесом, то именно так: кладут адрес дома в конверт и передают его киллерам.

С учетом того, что показания Аскеровой, как и Половинкина, полностью согласованы, мы можем изложить всю версию преступления по Френкелю.

Он, Френкель, изобличил агента ЦРУ Андрея Козлова, и поэтому другой агент ЦРУ, Виктор Мельников, его убил. Для этого могущественные спецслужбы вынули из конверта, врученного Аскеровой, адрес дома и положили туда фото Козлова. Но и Половинкин Козлова не убивал: он только следил за ним, а потом спецслужбы (тут трудно понять, какие, потому что сначала вроде было ЦРУ, а теперь вроде ФСБ), короче, агенты ЦРУ внутри ФСБ убили Козлова и запугали Половинкина, чтобы он признал свою вину.

Двенадцать присяжных сочли эту версию неубедительной. Правозащитник Пономарев возмущен. Действительно, безобразие. Эта версия явно так правдоподобна и проста, что не поверить в нее можно только под давлением кровавого режима.

А кто еще?

Нам говорят, что Лиана Аскерова оклеветала Алексея Френкеля. А потом взяла показания обратно. А потом дала новые, удивительно убедительные — про адрес в конверте. Но вот вопрос — а почему именно Френкеля? Ну пусть оклевещет на худой конец Березовского.

Убийство — это же не аспирин. В первой попавшейся аптеке не закажешь. Аскерова была для Френкеля не просто близким человеком. Она поставляла ему клиентов. Она в разговорах называла его банки «нашими банками», она организовывала в это самое время переход Френкеля на работу в Счетную палату через своего знакомого аудитора Суркова; ее брат, доселе безработный, был коммерческим директором принадлежащего Френкелю водочного завода. Весь ее бизнес был на Френкеле. Весь ее бизнес был Френкель. Допустим, это не Френкель заказал Аскеровой Козлова. Кто еще? Сколько у Аскеровой было знакомых владельцев «отмывочных банков», имевших на Козлова зуб и писавших на Козлова бесчисленные справки, доносы и жалобы?

Тогда почему закрыт процесс?

Все это хорошо, скажите вы, но тогда почему закрыт процесс?

Рискну предположить: процесс закрыт для того, чтобы публика не увидела омерзительных подробностей развала государственной власти и провальной работы следствия.

Что значит — развал власти? А вот, пример. Аскерова утверждала на предварительном допросе, что Френкель заказал впервые Козлова в апреле. И следствие пишет: в апреле Френкель проиграл процесс и заказал Козлова.

Но Френкель не проигрывал в апреле процесс! В апреле случилось совсем другое событие: 19 апреля Госдума абсолютным большинством голосов переутвердила Козлова на должности зампреда ЦБ. А Френкель был почему-то уверен, что его не переутвердят. А перед голосованием в Госдуме депутат Островский распространил между депутатами «справку об А.А. Козлове» — ту самую, написанную Френкелем, про агента ЦРУ, ставленника Ходорковского и наймита террористов. А некто Белозер, помощник депутата Абельцева (того самого, которого Шендерович обозвал животным), регулярно получал у Френкеля деньги за «решение вопросов с ЦБ».

Вот тут бы и вызвать в суд депутатов: и Абельцева, и Островского, и Митрофанова, который тоже что-то там кричал по «агента ЦРУ Козлова». И спросить их: «Вы брали деньги у Френкеля или нет? Вы обещали ему, что он через вас «решит вопрос» с Козловым? Сколько на вас Френкель бабок спалил, что он после голосования в отчаянии заказал Козлова?»

Не ответят, пусть. Но мы поймем, что наши депутаты не брезгают ничем, даже деньгами параноика.

ФСБ и прокуратура

А ведь не только депутаты дружили с Френкелем. Есть еще арбитражный суд, который в пользу френкелевских «отмывочных банков» принимал решения против ЦБ. Есть аудитор Сурков (бывший), тот самый, через которого Френкель устраивался в Счетную палату. То-то был бы блюститель казенного добра. Есть еще ФСБ. По свидетельству самого г-на Френкеля, с ДЭБ ФСБ его сводит в августе преинтереснейший персонаж — Наталья Кремлева, руководитель «отмывочного» ЭПИН-банка.

И того же самого 20 августа, когда киллеры, нанятые Френкелем, бродят возле Кривска, Френкель встречается в кафе «Кофемания» с неким сотрудником ФСБ Горушко Е.В. и передает ему свое литературное творчество — справки на Козлова. И Горушко будто бы приходит в экстаз и даже сводит Френкеля уже со следователем прокуратуры, неким Русланом Бабаевым, который будто бы тоже обещает Френкелю решить все его проблемы и даже возбудить на Козлова уголовное дело по факту превышения должностных полномочий при закрытии одной из френкелевских помоек — банка «Орион».

Ау, Горушко Е.В.! Ау, следователь Бабаев! Вы встречались с Френкелем? О чем вы с ним говорили? Бабки вы брали от него или нет? (Я знаю, о чем думает читатель: а не могло ли ФСБ косвенно подставить Френкеля? Побудить его убить Козлова? Подтолкнуть к такому шагу? Могло бы, да даты не сходятся: Френкель заказывает Козлова в апреле, а в ДЭБ ФСБ посредники из ЭПИН-банка его приводят в августе.)

21.00. Ресторан «Триш».

«А где доказательства того, что Аскеровой Козлова заказал Френкель?», — постоянно спрашивают адвокаты, как будто заказное убийство — это нотариально заверенная сделка. Как будто их обычно заключают в присутствии свидетелей и скрепляют подписями и печатями.

Но самое удивительное не это. Самое удивительное, что есть весомые основания предполагать, что у следствия могло быть, по крайней мере, еще три свидетеля того, что именно Френкель является заказчиком убийства.

Вернемся к вечеру 13-го сентября и дадим слово словоохотливому Френкелю. Согласно его показаниям, в этот вечер он встречался возле Госдумы с одним своим знакомым. Этот человек сообщает ему: «Ваша информационная поддержка очищения банковского сектора вознаграждена, 15 сентября Козлова вызовут в Администрацию президента России и укажут на незаконность преследования Европроминвестбанка.

После этого Френкель поехал в ресторан «Триш», «чтобы поделиться радостными сведениями со своими партнерами». Эти партнеры — Будницкий, Альтшулер и Власов. Он сообщил им всем троим радостную весть и уехал на вокзал, куда и прибыл около 21.05. То есть Френкель утверждает, что он уехал из «Триша» раньше, чем Шафрай позвонил Аскеровой, и 25 минут ждал поезда на вокзале.

«У меня не было оснований не доверять сведениям о том, — рассуждает Френкель, — что Козлов будет отстранен от должности. В связи с этим необходимость приписываемых мне действий в отношении Козлова не имела с 13 сентября 2006 года более смысла, я должен был бы (если бы знал о подготовке трагедии) сообщить Аскеровой об отмене трагедии в связи с утратой ее необходимости и целесообразности».

А теперь давайте посмотрим на детализацию звонков Френкеля. Действительно, видимо, он с кем-то встречается возле Госдумы, потому что в 20.22 он звонит через базовую станцию на Моховой. Впрочем, в 20.35 его звонок раздается уже с Театрального проезда — судьбоносная встреча продолжалась недолго. В 20.42 он звонит уже через Петровку, а в 20.53 и 20.58 его звонки идут через базовую станцию на Сухаревской — он уже сидит в ресторане «Триш».

По звонкам получается, что Френкель за 5 минут рассказал троим акционерам ВИП-банка о том, что «его старания увенчались успехом», и после этого, ровно за минуту до звонка Аскеровой, вечно опаздывающий банкир умчался на вокзал, который располагался в пяти минутах езды. И сидел там полчаса, вместо того чтобы обсуждать с акционерами последствия судьбоносной встречи.

А теперь посмотрим на показания Френкеля внимательней. О чем они?

А вот о чем. Около девяти часов вечера, по его собственным словам, Френкель сообщает акционерам ВИП-банка о том, что он решил вопрос с Козловым.

И я убеждена: так оно и было. Френкель заявил им, что решил вопрос. Только не в 20.59, как утверждает он сам, а через две минуты. Я убеждена в этом, во-первых, потому что Френкель вообще треплив, а во-вторых, потому что к этому моменту главной проблемой Френкеля был не Козлов. Его главной проблемой были Будницкий, Альтшулер и Власов — его же собственные партнеры. Он обещал им решить вопрос с Козловым и не решил, и из-за этого они вытянули из-под него весь бизнес. К тому моменту, когда между ними происходит разговор, Френкеля уже выкинули с поста главы ВИП-банка, вывели из состава акционеров, и даже активы ВИП-банка перешли в контролируемый Власовым Инкредбанк.

Френкелю было важно не только «решить вопрос» с Козловым. Ему было важно показать собственным партнерам, каким образом он отныне решает вопросы.

И у меня есть очень важное косвенное подтверждение этой гипотезы. Потому что Френкель уезжает в Питер, в 22.00 по телевизору объявляют об убийстве Козлова, и ни один из акционеров, бывших с Френкелем в «Трише», Френкелю не звонит.

Шофер — и тот звонит, в 22.20. Френкель созванивается даже с Галиной Ситниковой, начальницей ОПЕРУ-2. А партнеры — не звонят. Как так? Он только что сидел с ними в «Трише», он только что обсуждал с ними Козлова. У Френкеля было одно на уме — Козлов. Френкель думал только о Козлове, говорил только о Козлове, занимался только Козловым. И вот люди, бизнес которых зависит от ситуации с Козловым, Френкелю не звонят.

Это может быть только в том случае, если они все знают. И парализованы ужасом. И Френкель, памятуя о своих тогдашних словах, пытается прикрыться перед следствием. Он-де имел в виду, что Козлова снимут. Он договорился об этом за пять минут на улице напротив здания Госдумы.

Вы разве не знаете, как снимают зампредов ЦБ? А вот так, за пять минут посереди Моховой.

Итак, у следствия еще три потенциальных свидетеля! И каких! Это партнеры Френкеля, соучастники «отмывочного» бизнеса! Вот берут Френкеля — так на следующий день надо вызывать и их! И мордой об стол. Не признаетесь — банк разорвем, благо на нем пробы негде ставить. Расскажите, как было.

И ничего этого не сделано. Вызывают их всех троих спустя несколько месяцев и спрашивают: «А когда вы узнали об убийстве Козлова». А они: «Не помним».

Я не знаю, что это. Может, клинический непрофессионализм. Может, деньги дали, чтобы отмазаться. Может, следствие настолько занято потрошением других банков («а не вы ли убили Козлова?»), что категорически не заинтересовано в доказательствах вины Френкеля.

Я могу констатировать только одно. Даже Френкель (с его патологическим самомнением, с его полной уверенностью в том, что он может все объяснить и всех убедить) понял, что он в глубоком дерьме — после того, как около 21.00, до своего отъезда в Санкт-Петербург, он рассказал своим партнерам, что он решил вопрос с Козловым. И он жалко оправдывается, разъясняя, что решение вопроса — это, оказывается, ему какой-то штемп у подъезда Госдумы обещал снять Козлова. А следствию и это — по фиг.

И вот поэтому процесс тоже закрыт.

О прослушках ЦБ

Больше всего в словах правозащитника Пономарева меня изумил тезис о нарушении прав обвиняемого Френкеля. То, что процесс закрыт — это нарушение наших с вами, публики, интересов.

nbj.ruВот мы, публика, не смогли ознакомиться с доказательствами. Услышать прения сторон. А для того, чтобы поверить адвокатам, что были нарушены права Френкеля, я должна для начала быть убежденной в добросовестности его адвокатов. А вот с этим у меня большие проблемы.

Вот простой пример. 2 октября адвокаты Френкеля Руслан Коблев, Наталья Кирсанова и Сергей Гребенщиков провели пресс-конференцию, на которой заявили, что дело Френкеля является заказным. А в подтверждение представили данные прослушки сотрудников Центробанка, которые, мол, говорят: «Банк чистый, но это заказ свыше. Этому дебилу говорили, а он никому все равно не платил, а только кляузы писал…»

Тут надо сказать, что да, есть в деле такие прослушки. И уж коли адвокаты на них ссылаются, сошлюсь и я. Эти прослушки приобщены к делу благодаря следователю МВД Шантину, который расследовал совсем другое дело — дело знаменитого «обнальщика» Джубы Элбакидзе, хозяина АКА-банка, «Родника», НЭП-банка, который обналичил через свои банки миллиарды долларов и, будучи объявлен в конце концов в розыск, свалил из России.

Так вот. Слова эти принадлежат не «сотрудникам ЦБ», а Джубе Элбакидзе, и попали эти прослушки в дело, потому что Джуба покупает у Френкеля банк «чисто на закрывашку».

При этом сам банк остается у Френкеля. «С Френкелем я договорился просто», — объясняет собеседнику Джуба. И посвящает его в некоторые детали переговоров. «Он (Френкель — Ю.Л.) сказал: «Дайте мне объем». Завтра я ему скажу: «Хочешь, продавай, у меня много денег». Разберусь, завтра, может, эту всю четверку я ему отдам за ноль три. Говорит: «Сколько ты мне поставишь, кроме официальных денег». Я говорю: «Не знаю». «Ноль два — ноль три поставь, — говорит, — сколько мы должны платить? «Ноль два, — я говорю, — за ноль три договоримся в зависимости от рынка».

Ну тут у Джубы возникает проблема: даже в «обнальной» Москве не все хотят работать с Френкелем. Джуба звонит одному из известных «обнальщиков» и сообщает, что у него есть новый «концевик»:

ДЖУБА: «Я Европроминвес взял просто на «закрывашку».

СОБЕСЕДНИК: «Нет, ну что ты. Я не буду связываться с Европроминвестом. Ты о чем говоришь, друг мой?»

ДЖУБА: «А «Принт» не хочешь ты связать ни с кем?»

СОБЕСЕДНИК: «Да нет. Ну что ты говоришь. Европроминвест. Козлов раздавит его, причем раздавит в ближайшее время».

ДЖУБА: «Послушай меня, мы знаем, что раздавит. О чем речь идет? Естественно, раздавит».

СОБЕСЕДНИК: «Джуба, у тебя есть банк, где я могу открыть корсчет банка и работать через корсчет?»

Короче, в процессе этих увлекательных переговоров о том, кто на кого переставится и кто кого закроет, Джуба оказывается в сложном положении. Ему впарили банк, и он этот банк должен впарить другим людям, а у дебила, оказывается, «куча проблем». И Джуба бегает по всей Москве и просит помощи.

ДЖУБА: «Юра, короче, один вопрос надо решить, я в понедельник начинаю с одним банком работать, Европроминвест… На нем есть заказ Козлова, что утопить, потому что у него владелец такой (этническая речь) Но не потому, что он жадный, потому что он тупой… Три банка уже утопили у него, а так связи у него большие, и Кудрина знает близко, и Колесникова, и всех (этническая речь)… Просто у него три банка было в Москве, три банка у него утопили уже (на этническом языке)».

А теперь внимание, вопрос. Это — добросовестная работа адвокатов? В деле лежат прослушки «обнальщика» и мошенника Джубы Элбакидзе, он и попал-то под уголовку потому, что кидал клиентов. В его банки приходили люди в погонах и клиентам говорили: «Ваши деньги пропали. Если хотите их получить назад, надо договориться со служивыми». Этот Джуба, со слов Френкеля, который впарил ему некачественный банк даже для «обнала», пытается решить проблему и вкручивает собеседникам, что на банке «заказ», что Френкель знает и Кудрина, и Колесникова…

Это что — доказательство того, что Френкель дружен с Кудриным и Колесниковым? Это — живая речь Френкеля, донесенная до нас Джубой. Это — холопы обсуждают бар в прихожей. Нет, вру, не холопы. Воры. Потому что, когда Джуба со слов Френкеля объясняет, что на банке «заказ», он в это же самое время вместе с Френкелем ставит этот банк «чисто на концевик». Если что и доказывают эти прослушки, так именно то, что Френкель «мыл» деньги.

Является ли добросовестным адвокат, который предъявляет эти прослушки как прослушки «банкиров из ЦБ»?

Это, на самом деле, один из многих примеров того, что закрытый процесс был спасением для Френкеля. Закрытый процесс означал, что все, что происходило на процессе, было нам известно со слов адвокатов Френкеля, степень порядочности которых хорошо видна на примере прослушек Джубы.

Вся стратегия адвокатов Френкеля была направлена на развал дела и на роспуск коллегии присяжных. Подавались бесконечные ходатайства, жалобы, не относящиеся к делу запросы. Адвокаты то отказывались от клиента, чтобы развалить процесс, то, когда обозленный суд назначал клиенту нового адвоката, давали пресс-конференции с прослушками «сотрудников ЦБ». Купили присяжного, на чем и были застуканы. Однако и это была не беда: тут же было объявлено, что присяжный удален кровавым режимом за излишнюю принципиальность, а заодно тут же потребовали распустить и всю коллегию.

Коллегию не распустили, и тогда последовал новый удар. Запасная присяжная зачем-то заговорила с судьей, явно сама вызывая судью на откровения и разговор о деле, а рядом, по удивительному совпадению, лежал включенный магнитофон, забытый одним из адвокатов. Уважаемые читатели, вам часто случается забывать включенные магнитофоны?

Стратегия не сработала. Потому что представьте себе присяжных, которые наблюдали всю эту клоунаду день за днем. Которые лично переживали все эти «случайно включенные магнитофоны», «удаленных кровавым режимом присяжных» и незабываемые показания г-жи Аскеровой об адресе дома, который она положила в конверт и отдала киллерам. Которые наблюдали срежиссированные вопросы Половинкина Френкелю и лично г-на Френкеля, во всей его незамутненной красе.

Эти двенадцать присяжных выстояли. И приговор, который они вынесли, показывает, что не все еще так плохо в России. Что двенадцать простых людей за несколько месяцев, выслушивая доводы защиты и обвинения, способны гораздо лучше разобраться в деле, нежели правозащитник Пономарев, к которому приходит его друг адвокат Коблев и в два счета объясняет, что права Френкеля нарушены и что у него есть «прослушки из ЦБ».

Недавно судили битцевского маньяка. Я полагаю, учитывая состояние нашего правосудия, что права маньяка тоже были нарушены. Но стоит ли тратить время на нарушенные права маньяка? Или это можно делать только тогда, когда маньяк — богатый человек и в состоянии заплатить хорошим адвокатам?

И кстати, как насчет нарушенных прав Козлова? Прав его жены, которая рыдает на его могиле? Прав его детей на доброе имя отца?

Ведь Алексей Френкель сам продиктовал нам правила игры. Выбирайте. Либо Алексей Френкель — белый и пушистый банкир, который совместно с доблестными органами ФСБ разоблачил агента ЦРУ Андрея Козлова.

Либо он подонок и параноик, который писал на Козлова доносы в ФСБ и жалобы Путину. Путин не внял, ФСБ кинуло, даже киллеры глупо попались. Спасибо, нашелся правозащитник Пономарев, пожалел.

Обсудить "За права убийцы" на форуме
Версия для печати
 



Материалы по теме

Отец // ВАЛЕРИЙ ПАНЮШКИН
«Руки назад!»… // ЕЛЕНА САННИКОВА
Горячая линия. За права человека в России. 14 февраля – 2 марта 2009 г. // ЛЕВ ПОНОМАРЕВ
Горячая линия. За права человека в России // ЛЕВ ПОНОМАРЕВ
Смерть Юриста // ЛЕВ ПОНОМАРЕВ
Законы лжи // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
О ликвидации правосудия в одном отдельно взятом деле // ЛЕВ ПОНОМАРЕВ
Дело Козлова пытаются развалить, а присяжных купить // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Дорогой Лев Александрович // ЛЕОНИД РАДЗИХОВСКИЙ
Беда по имени Единство // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК